В.И.Карсаков

ПУДОЖСКИЙ РАЙОН КАРЕЛИИ
(из книги "Дорогами Северо-Запада России")

Содержание:
1. Путь от Новгорода к Белому морю. Кенский волок.
 2. "Осударева дорога".
3.  Выгореция. Страна старобрядцев.
4. Отношения выговцев с властью.
5. Выгореция. Данилово.
6. Выгореция. Сергиево.
7.  Челмужи. Петропавловская церковь.
8. Пяльма. Ильинская часовня.
9. Средства благолепия в часовнях.
10. Водлозеро. Ильинский погост.
11. Монастыри Водлозерья. Троицкий Юрьегорский.
12. Водлозерье в наше время. 

Старинная земля Пудожского края терпеливо и свято сохраняет в себе те 'бездонные кладези", которые содержат в себе мудрость и силу, опыт и традиции, накопленные многими поколениями карел, вепсов, славян, проживающих не одну сотню лет в этом "краю непуганых птиц, нехоженых лесов. Природа здесь удивительно живописна. Бескрайняя синь неба и чистота лугов сменяется дремучими еловыми и сосновыми борами, замшелыми стволами, зарослями папоротника, черными корягами. Обилие воды дает себя знать ручьями и реками с темной болотной водой, русла которых то зажаты с обоих берегов отшлифованными годами и непогодой гранитными валунами, то разливаются широкими плесами. Все эти краски природы вызывают у побывавшего здесь ощущение сказки, древнего волшебства.

1. Путь от Новгорода к Белому морю.  Кенский волок

История Пудожского района богата событиями и фактами значительными не только для истории Карелии, но и для истории всего Российского государства. В средние века по его территории по реке Водла проходил наиболее известный всему Русскому Северу торговый путь из Новгорода Великого к Белому морю. На границе современного Пудожского района и Архангельской области находился описанный во многих летописях Кенский волок.
Река Мышьи Черева
Он начинался на левом притоке реки Водла — речке Мышьи Черева, в деревне, которая так и называлась — Заволочье, далее волок пересекал лесистый и болотистый водораздел,
Одна из часовен -
в Яблонь горке.
шел к знаменитой по сей день деревне Яблонь горка (она же Волок) и заканчивался на речке Рохма, недалеко от впадения ее в Волоцкое озеро. Всего — 6 км. Классическая мера для русских волоков. Далее путь к Белому морю лежал по Волоцкому озеру, реке Поче, Кенозеру, рекам Кене и Онеге. Самое удивительное, что сохранились все три часовни, поставленные некогда вдоль всего волока и обозначающие его начало, конец и самый трудный участок. Правда, проехать и посмотреть это интересное место из Карелии невозможно, а вот из Архангельской области сделать это совсем не трудно — от Конево на реке Онеге до Кенозера идет отличная дорога.  

2 "Осударева дорога"

По северной части Пудожгорья в 1702 году была проложена по вековому лесу и болотам знаменитая "Осударева дорога", начинающаяся в Нюхче, недалеко от Белого моря, и заканчивающаяся в Повенце. Она была проложена для перевозки фрегатов "Святой Дух" и "Курьер" и войск из Белого моря в Онежское озеро, имела длину 180 км.
Участок "Осударевой дороги", 2007 г. .
До конца Северной войны дорога активно использовалась: по ней перевозили грузы, проходили войска, ее постоянно подновляли. После заключения мира в 1721 году потребность в ней исчезла, дорога постепенно заросла лесом, мосты сгнили. В некоторых местах дорога еще видна и в наше время, а близ села Нюхча, в урочище Вардегора сохранились остатки каменной пристани, от которой начиналась дорога.

3. Выгореция - страна старообрядцев

Но все-таки не эти события вспоминаются, прежде всего, при разговоре о Пудожском районе Карелии. Вспоминаются драматические и овеянные многочисленными преданиями и легендами события раскола Русской православной церкви в конце XVII века. Территория современного Пудожского района — один из исторических центров старообрядчества на Севере России. Уже в начале семидесятых годов XVII века из Соловецкого монастыря, осажденного царскими войсками за непризнание церковных реформ патриарха Никона, уходили на материк многие соловецкие подвижники. Берега реки Выг, хоть и сплошь покрытые еловым и сосновым лесом, были хороши для земледелия, что и привлекало сюда монахов и пустынников. На реке Выг жил в это время очень почитаемый старец Корнилий, чуть ниже по течению Выга — Сергий. С усилением гонений на старообрядцев все более массовый характер приобретало переселение окрестных крестьян, которые основывали на новых местах старообрядческие поселения, расчищали земли под пашни и сеяли хлеб. Из соединения двух таких поселений — толвуянина Захария Дровнина и другого, основанного бывшим церковным дьячком из Шуньги Даниилом Викулиным и посадским человеком города Повенца Андреем Денисовым, — в октябре 1694 года и возникло Выговское общежительство.

Дом большака
в Выговской пустыни
Вначале оно было небольшим. Поздней осенью 1694 года срубили трапезную, где происходили моления, хлебню, ригу, келий для мужчин и женщин. Первые выговские жители, по свидетельству историка пустыни Ивана Филлипова, жили "нужным и скудным пустынным житием, с лучиною в часовни службу отправляющие и икон и книг в часовни скудно и мало вельми. А колокол тогда не было, в доску звониша, и дороги с волостей к ним в пустыню тогда еще не было, на лыжах с кережами хождаху". Постепенно жизнь пустыни стала организовываться по монастырскому чину. Следуя заложенному с самого начала общежительства принципу раздельного проживания мужчин и женщин, поселение было обнесено оградой и разделено стеной на две половины — мужскую и женскую. В 1706 году в 20 верстах от мужской Богоявленской обители была построена женская Крестовозвиженская, стоявшая на реке Лексе. Первой настоятельницей стала родная сестра Андрея Денисова Соломония. Вокруг этих двух монастырей организовывались многочисленные скиты, в которых разрешалось проживание семьями. Все они административно подчинялись Выговскому собору.

Стремление построить во враждебном мире свое "прибежище верных" и известное старообрядческое трудолюбие совершили настоящее чудо. Уже в начале XVIII века Выг располагал хорошо налаженным многоотраслевым хозяйством — большие площади были отвоеваны у леса и возделаны под пашни, заведены огороды, разведен скот, организованы торговля, морские звериные промыслы и кустарные производства. Оба общежительства даже внешне стали походить на монастыри: в центре стояла соборная часовня, соединенная с трапезной, по периметру располагались жилые и больничные кельи, многочисленные хозяйственные постройки. Со временем на Выге было организовано производство икон, крестов, складней, которые отличались высокими художественными достоинствами. В этом отношении слава Выга была столь велика, что к старообрядческому общежительству с заказами стали обращаться даже представители официальной церкви. После смерти в 1730 году первого настоятеля пустыни Андрея Денисова, настоятелем стал его брат Семен. При нем продолжался подъем хозяйственной деятельности Выга: было заведено судовое строение, построены две пильные мельницы, на Выге — две больницы и столовая, на Лексе — новая часовня.

По данным академика Н.Я.Озерецковского, посетившего Выговские монастыри в 1785 году, здесь существовало около 40 скитов и 120 пашенных дворов. На Выге жили 1115 "раскольников" и около 600 работников. По сведениям Министерства внутренних дел за 1828 год во всех скитах проживало 2859 человек, общая площадь пахотных земель достигала 800—850 десятин, имелось более 500 коров.

Помимо хозяйственной деятельности в Выговской пустыни продолжали развиваться и традиции древнерусской духовности. Свою вынужденную изолированность от внешнего мира старообрядцы восполняли исторической памятью, осознанием своей непрерывающейся связи с прежней, дониконовской Россией. Большая заслуга в организации внутренней жизни Выговской пустыни принадлежит священноиноку Пафнутию, который много лет прожил в Соловецкой обители и хорошо знал ее устав. Под его руководством выговцы "начали общее житие и церковную службу уставляти по чину и уставу". Устав этот сложился в 10—30-е годы XVIII века, когда братьями Андреем и Семеном Денисовыми были написаны правила для мужского и женского общежительств, для скитов и трудников, когда получили письменную фиксацию обязанности должностных лиц киновии — келаря, городничего, нарядника.

По всей России ездили выговцы в поисках древних книг и икон, трудами первых наставников пустыни была собрана богатейшая библиотека, в которой было представлено все письменное наследие Древней Руси (имелись даже рукописи на пергаменте). Постепенно Выговская пустынь, как и большинство древнерусских монастырей, стала центром книжности. Были заведены школы, где детей обучали грамоте, создана книгописная мастерская, в которой переписывались как древнерусские произведения, так и сочинения писателей-старообрядцев. Книжная продукция расходилась по всей России, закрепляя за Выгом славу культурной столицы старообрядчества.

Помимо обучения книжной грамоте, на Выге была организована школа знаменного пения. Основателем ее стал знаток знаменного распева Иван Иванов, пришедший на Выг из Москвы. Андрей Денисов созвал "лучших грамотников" и сам вместе с ними стал учиться у него крюковому пению. Так была достигнута исключительная красота богослужения в выговских часовнях, а высокий уровень музыкальной культуры позволил выговцам перекладывать на знаменный распев даже стихи, оды и псалмы собственного сочинения.

4. Отношения выговцев с властью

По-разному складывались отношения старообрядцев и с государственной властью и с официальной церковью. Первый период истории Выговской пустыни, длившийся до начала 10-х годов XVIII века, был одним из самых трудных. Положение постоянно растущего общежительства оставалось неопределенным, любой донос — и решение власти могло разрушить требовавшее таких усилий начинание. Когда в 1702 году Петр I проезжал по своей знаменитой "Осударевой дороге", то всю старообрядческую округу охватил страх: некоторые хотели бежать, другие по примеру отцов принять огненное страдание. При переправе через Выг Петру донесли, что тут недалеко живут раскольники. " А подати платят?" — спросил он. "Подати платят, народ трудолюбивый" — ответили ему."Пусть живут" — сказал Петр I" и проехал смирно, яко отец отечества благоутробнейшый". Проехал, но не забыл о пустынниках. В 1705 году поселение на Выге было приписано к Повепецким железным заводам, одновременно приобретая официальный статус, свободу вероисповедания и богослужения. Петр смотрел на старообрядцев со своей всегдашней практической точки зрения — особенно не притесняя он извлекал из них выгоду, обложив особой податью "за раскол". При Екатерине II правительственная политика по отношению к выговцам была достаточно лояльной. Ряд указов 1762—1783 годов фактически уравнял старообрядцев в правах с остальным населением Российской империи. В царствование Александра I эта политика веротерпимости была продолжена. Начало новому притеснению положили указы Николая I. Настойчиво проводимая при нем политика "полного искоренения раскола" обернулась для Выговской пустыни целой серией мероприятий, сначала уравнявших выговцев с другими казенными крестьянами и ограничивших экономические основы общежительства, а затем, в 1854—1856 годы, закончившаяся полным разгромом выговских монастырей: были закрыты часовни, вывезены книги, иконы, варварски разрушены кладбища, снесены якобы "ветхие постройки".

Выговская поморская пустынь, это удивительное создание самостоятельного народного духа, просуществовав более полутораста лет, в одночасье погибла без следа. Царское правительство не посчиталось ни с интимными сторонами народного духа, ни с экономическим значением общины в таком глухом краю. М.М.Пришвин, побывав в 1907 году па Выге, так описывал свои впечатления: "На месте когда-то цветущего городка теперь жалкое село-волость: в нем есть православная церковь, живут батюшка и диакон, писарь, старшина. Можно не обратить внимание на полуразрушенные ворота на берегу Выга, несколько раскольничьих могил на кладбище и несколько старых даниловских домов".

5. Выгореция.  Данилово

Место, где в 1694 году построили первые кельи Данила Викулин и Андрей Денисов, так до сих пор и сохранило за собой имя первого большака Выгореции. "Данил — златое правило Христовой кротости" — характеризует его историк пустыни. Проехать в Данилово не сложно. От трассы Медвежьегорск—Пудож туда ведет удивительно красивая таежная грунтовка, свернуть на которую можно у деревни Лобское или чуть дальше — сразу за мостом через реку Возрица. Эта дорога, хоть и в малой степени, но дает почувствовать истинный дух Заонежья, его бескрайней тайги, глухомани лесов, отреченное™ от суетного мира. С вершин сопок на многие километры видна сине-зеленая тайга, тянущаяся на север до самого Белого моря.

Хочется верить, что именно этой лесной дорогой, выросшей из крохотной тропинки, ходили и основатели Выгорецкого общежительства.

Вот и Данилово. Место это очень русское, во многом напоминает Старую Ладогу: такой же длинный плес, только не Волхова, а Выга, так же в центре этого плеса располагался монастырь. В старой Ладоге — Георгиевский Застенный, здесь — Богоявленский старообрядческий. К сожалению, от былого величия Выгореции не осталось практически ничего. В.Н.Майнов, посетивший эти места в конце XIX века, отметил в своих путевых заметках: "Постройки в Данилово все деревянные, 2- и 3-этажные и могли бы с успехом украшать не только Повенец, но и Петрозаводск даже". Эти могучие северные дома-богатыри не сохранились. Лишь в конце деревни можно увидеть сильно перестроенный двухэтажный дом, срубленный в начале века. От православной церкви, которую построили власти в XIX веке, и о которой упоминает М.М.Пришвин в 1907 году, остались только стены. В XX веке ее переделали под склад, растесали окна и обезглавили.

" 6
Ворота Данилова скита.
Фото В.А.Плотникова
Полуразрушенные ворота на берегу Выга" окончательно разрушились за 100 лет, но живы еще остатки стены монастыря,.  расположенные практически на самом берегу реки. Ограда состояла из плотно подогнанных друг к другу и врытых в землю заостренных бревен. "Тын стоячий" называли такую ограду в те времена. Причем каждое бревно подгоняли к другому: в одном "выбирали шип — в другом паз". Если внимательно присмотреться к рассохшимся от времени бревнам, то во многих местах еще можно увидеть эти "шипы" и "пазы", поскольку ограда рушится, и бревна веером расходятся в разные стороны, обнажая места стыковки.

Из-под развалин ограды бьет источник с живой водой. Ручей, которому дает жизнь этот источник, несет свои воды в могучую северную реку Выг. Этот незамысловатый сюжет напоминает высказывание отца Серафима Саровского, который сравнивал старообрядцев с "небольшой лодкой, плывущей за могучим кораблем православной веры". На месте монастыря, по-видимому, там, где стояла соборная часовня, высится памятный поклонный крест. На другой стороне Выга видны еще не заросшие лесом поля, которые отвоевывали у леса и на которых сеяли затем хлеб трудолюбивые старообрядцы.

Вот, пожалуй, и все, что можно увидеть сейчас на месте Выговской поморской пустыни. Места, где располагались когда-то более 40 старообрядческих скитов, также заросли лесом и их уже трудно найти в этой бескрайней тайге.

6. Выгореция. Сергиево


Но можно найти еще одно место, известное по  старообрядческим летописям. Во многих из них упоминаются старец Корнилий и живший недалеко от него Сергий. Старец Корнилий благословил Андрея и Данилу на переселение на Выг и основание здесь пустыни, к этим опытным в духовной жизни старцам ходили первые жители Выгореции за духовными наставлениями. Место, где жил Сергий, так же, как и Данилово, сохранило за собой имя своего основателя. Располагается Сергиево выше по течению Выга. Проехать туда можно по лесной дороге, идущей через болотистые места, переложенной гатями, достаточно ухабистой, но вполне проходимой для обычных легковушек. Проехав по ней около 15 км, выезжаешь к мосту через Выг. Практически рядом с мостом в Выг впадает река Лекса, на противоположном берегу которой и расположено Сергиво.

От старинной таежной деревни охранился всего один дом, в котором останавливаются на ночлег заезжие охотники и рыболовы. Ничего уже не напоминает здесь о былой жизни, тем более о пустыни Сергия. Но удивительная тишина и необыкновенная одухотворенность этого места очень отличают его от многих других, подобных ему, в которых располагались заброшенные заонежские деревени.

Вернуться к Онежскому озеру отсюда можно через второе Сергиево и Немино, представляющие собой обычные, ничем не выдающиеся, поселки лесорубов. Дорога идет вдоль Выга и во многих местах вплотную подступает к воде. В двух километрах от Сергиево можно увидеть многочисленные и очень живописные пороги этой северной реки, к ним от грунтовки спускаются через лес узенькие тропинки рыбаков. На трассу Медвежьегорск — Пудож грунтовка выходит недалеко от поселка Челмужи, в котором мы сделаем следующую остановку нашего путешествия.

7. Челмужи. Петропавловскя церковь

В Челмужах находится деревянная церковь Петра и Павла, построенная в конце XVI века. В XVIII веке Челмужи были совсем небольшой деревней, состоящей из 21 двора, и проживало здесь всего 173 человека. Первоначальное поселение располагалось, скорее всего, на том полуострове, где и стоит до сих пор Петропавловская церковь. Поставили ее на самой оконечности этой узкой косы, образуемой Челмужской губой и речкой Неминой, чтобы видна была с озера, чтобы далеко по воде был слышен гул ее колокола в туманные дни и ночи Заонежья.

Петропавловская церковь,
она же Богоявления.
Сайт sobory.ru

Интересна история этой древней церкви. Срублена она "тщанием прихожан" в 1577 году и первоначально представляла собой обычный клетский храм под двускатной кровлей. В 1605 году, на пожертвования инокини Марфы, о ссылке которой в эти места рассказано в предыдущей главе, церковь перестроили. Ее украсили резьбой, надстроили восьмериком, увенчали шатром с крупной луковичной главкой, покрытие алтаря выполнили в виде живописной "бочки". По просьбе инокини Марфы, в честь ее спасения от царского преследования, церковь была освящена во имя Богоявления. В 1778 году храм ремонтировали, надстроили трапезную, поставили над сенями шатровую колокольню, перенесли вход на северную сторону притвора. Тогда же был устроен еще один престол, и церковь получила второе название — Петропавловская. В 1844 году нижняя часть сруба была обшита тесом. В 1880 году церковный староста в прошении на имя Олонецкого и Петрозаводского епископа сообщал: церковь "от давности времени пришла в крайнюю ветхость, капитальная поправка ее невозможна". Но церковь простояла без ремонта еще 30 лет, дожидаясь, как водится в России, "круглой даты". В 1913-м, к празднованию 300-летия дома Романовых, под здание подводят фундамент, заменяют сгнившие венцы, обшивку, восстанавливают первоначальное положения входа — с западной стороны.

В 1953 году, во время ремонтно-реставрационных работ, заново восстанавливают разобранные во время Великой Отечественной войны восьмерик и шатер, реставрируют кровлю, снимают обшивку сруба, перебирают крыльцо, главки кроют осиновым лемехом. Восстановленный восьмерик храма при этом был занижен на три венца, на нем не воссоздали повал, а колокольня занижена на шесть венцов.

Даже после стольких ремонтов и перестроек облик церкви остается удивительно привлекательным, цельным... Ее интерьер подчинен четкому композиционному замыслу, учитывающему психологический эффект: поднявшись по крыльцу, прихожанин попадает в низкие, освещенные одним единственным окном сени, которые после светоносного наружного пространства кажутся особенно темными. За сенями — трапезная. Она уже повыше, значительно больше света проникает через две пары окон. И, наконец, двусветное помещение собственно церкви. По контрасту с трапезной и сенями оно кажется очень высоким и светлым. Так дважды подчеркивается нарастание значимости помещений от сеней к церкви — путем повышения высоты и увеличения освещенности.

Вот уже более четырех столетий  церковь Петра и Павла стоит над водами Онежского озера, радуя неувядаемой красотой. Напоминая о далеком прошлом, ожидает она теперь, после времен богоборчества, своего повторного возрождения. Удивительно по разному выглядит ее облик в переменчивую погоду Заонежья, церковь словно живет своей, недоступной для человеческих ощущений жизнью: замыкается, уходит в себя в пасмурную погоду, поразительно молодеет на закате, колеблется, как живая, в туманные вечерние сумерки.

8. Пяльма. Ильинская часовня

А наш путь лежит в деревню Пяльма, расположенную при впадении одноименной реки в Онежское озеро. Поворот в деревню с трассы Медвежьегорск — Пудож находится перед мостом через Пяльму. Деревня, пожалуй, лучше всех Заонежских деревень, сохранила и свою первоначальную планировку — вдоль реки, и наибольшее количество домов старой постройки. Располагаются они за рекой, куда можно проехать по добротному деревянному мосту, стоящему на ряжах. Справа от моста находится двухэтажный деревянный дом, судя по наличникам с волютами и вазоном посередине, постройки 1870-1880 годов. Сразу за ним — дом, у которого па фронтоне можно увидеть мезонин, украшенный балконом с витыми столбиками и широкими резными причелинами, украшенными на концах пропильным орнаментом солярного знака.

6
Пяльма.
Часовня Ильи Пророка.
Сайт sobory.ru
Но самое интересное в деревне — это часовня Илии Пророка, построенная в конце XVIII века. Лучше всего видна она при въезде в деревню со старого деревянного моста. С этого места кажется, что звоница часовни так и хочет "спрыгнуть" с ее клинчатой кровли — такой высокий рубленый восьмерик с очень крутым повалом имеет она в своем основании. Часовня стоит на небольшом деревенском кладбище, вход на которое обозначен с помощью крохотных ворот с крестом под полуциркульным сводом. В деревне идет своя размеренная жизнь: кто-то удит рыбу на мосту, кто-то работает в огороде, кто-то, готовясь к зиме, рубит дрова. А за оградой деревенского погоста вечный покой, только тени еловых веток вздрагивают на тесовой кровле часовни. И от этого движения часовня кажется живой, лишь задремавшей...Все в ней удивительно уместно: крутая кровля крыльца с резными причелинами, звонница с крутым повалом, сдвоенное окошечко мелкой расстекловки, осиновая главка-луковка, строгий шатер, возносящий высоко над деревней крест, и вторящий в своем очертании вершинам рядом растущих елей. "Я здесь, я своя, я для вас"— словно говорит эта маленькая красавица. Сочетание ворот под двускатной крышей и полукруглым сводом, незамысловатой крестьянской ограды, которой окружено кладбище, часовни со звоницей под шатром — все это своей непосредственностью в сочетании с какой-то житейской мудростью производит очень трогательное впечатление.

Часовня Илии Пророка не первая на этом месте. Заменила она стоявшую здесь и обветшавшую к XVIII веку свою предшественницу, построенную в конце XV века.

Об этом говорит тот факт, что все иконы из этой часовни (икона Илии Пророка, Петра и Павла, Евстафия и Трифона), находящиеся сейчас в музее в Петрозаводске, датируются XV веком и написаны в Новгороде. В часовне сохранились тябла иконостаса, на которых еще лет 30 назад располагались они в своей канонической последовательности.

Деревянную церковь или часовню не выложить мозаикой, не расписать фреской. Только икону можно было повесить на стену деревянного храма или укрепить в резных тяблах. К сожалению, сейчас трудно представить то внутреннее благолепие, которое было во всех виденных нами храмах и часовнях. Но И.Грабарь, успевший увидеть и запомнить эти храмы еще живыми, так описывает их внутренне убранство: "Иные из них внутри производят неотразимое впечатление и иногда прямо поражают своей суровой простотой. Иконостас — почти единственное место внутри храма, где народ, столь чуткий к узору и ритму, давал волю своему декоративному инстинкту. И действительно, трудно придумать сочетание более удачное, нежели ряды этих чудесных икон, играющих красивыми красками, словно переливающихся самоцветными камнями, кое-где тронутых золотом, — и эти строгие, иссиня-серые бревна стен".

Усиленное архитектурное строительство, развернувшееся в Карелии в это время, привело к тому, что Новгород и Москва уже не успевали поставлять в Карелию необходимое количество икон и это послужило толчком к созданию своей местной иконописной школы. Иконы Заонежских мастеров, написанные в XVII—XVIII вв, изобилуют подробными повествованиями о крестьянском быте, и часто иконописец, начавший изображать житие святого, переносит его в мир повседневной жизни. Архитектурные украшения, изображения библейских дворцов и восточных храмов уступают в произведениях северных иконописцев место деревянным постройкам, в каких жили крестьяне. Драгоценная, украшенная золотым орнаментом одежда сменяется скромными народными костюмами, написанными с большим художественным вкусом. Клейма икон рассказывают о жизни Заонежья не менее полно, чем самая точная летопись. Часто иконописец с максимальной достоверностью изображает в своем произведении детали монастырских построек, северную природу, дома, сложенные из огромных бревен. Одно из клейм иконы "Житие Николы" XVIII века описывает сцену спасения Святителем Николаем Мирликийским тонущего корабля. Лодка с терпящими бедствие точно повторяет форму рыбацких баркасов, которые и до сих пор можно встретить в прибрежных селах и деревнях.

Большинство икон из церквей, расположенных вокруг Онежского озера находятся либо в музее в Петрозаводске, либо в музее-заповеднике Кижи. Проехав по брегам Онеги, увидев снаружи прионежские церкви и часовни, стоит посетить эти музеи и увидеть то, из чего составлялось внутреннее благолепие этой "архитектуры малых форм". После этого в голове обретается какая-то удивительная цельность и ясность ума, словно храмы и иконы, даже находясь в разных местах, входят в то удивительное взаимодействие, которым и достигается это просветление.

10. Водлозеро. Ильинский погост

Возвращаемся на трассу Медвежьегорск — Пудож и снова окунаемся в уже привычный ритм дороги. Нас ждет наиболее интересный, но и на наиболее труднодоступный ансамбль Заонежья — Ильинский погост на Водлозере. Съезд с трассы на грунтовку, ведущую в эти места, находится в 15 км не доезжая Пудожа. Дорога проходит через деревню Рагнукса, оставляет в стороне Рагнозеро и ведет в Куганаволок — единственный в наше время жилой поселок на Водлозере. При подъезде к поселку нужно внимательно следить за указателями, чтобы не проехать поворот на Куганаволок, поскольку дорога переходит в "технологическую лесовозную", носящую местное название "до­рога в никуда", и тянется еще далеко в тайгу. В поселке можно договориться с лодкой, которая и подвезет до Малого Колгострова, имеющего после постройки там храма название — Ильинский погост.

В начале XX века вокруг озера было больше 40 деревень, а количество жителей Водлозерского землячества насчитывало 2628 человек. На озере было два погоста — Пречистенский и Ильинский. Наиболее древний — Пречистенский, названный так по главному приходскому храму Рождества Святой Пречистой Богородицы. Писцовая книга Обонежской пятины Великого Новгорода за 1563 год упоминает только про этот погост, добавляя, что рядом с летней Рождественской стояла и теплая церковь "Святые апостолы Петр и Павел". Располагался Пречистенский погост недалеко от Куганаволока на Погоострове. К сожалению, церкви этого погоста не сохранились — разобраны в советское время.

В XVII веке административное деление Водлозерья определялось уже двумя погостами. Ильинский к этому времени стал более крупным и насчитывал в своем составе более 30 деревень. К концу XVIII века оба прихода по количеству дворов и прихожан стали примерно равными: Водлозерский Пречистенский приход состоял из деревень, общее количество дворов в которых составляло 116, прихожан было 969 человек, Водлозерский Ильинский насчитывал к тому времени 112 дворов с 916 прихожанами.

При этом слово "деревня" часто обозначало несколько имеющих общее название поселений, отделенных друг от друга небольшими расстояниями. Например, деревня Загорье, расположенная на северо-западе Водлозера, состояла из трех частей — Подгора, Гора и Конец. А деревня Коскосалма включала в себя Кургилово, Дешелово, Подгорье, Итогору и Онгилову гору. Такие составляющие назывались "печищами".

До XVII века "печищем" называли не печь, а большую семью, объединенную печью, живущую в одной избе. Если исходить из логики первоначального освоения этих территорий, то все сходится: приходили первопроходцы и основывали недалеко друг от друга однодворные поселения, в котором в одной избе проживала большая семья (любопытно отметить, что славяне называли "избой" отапливаемое помещение с печкой, или "истобкой", в отличие не отапливаемого, называемого "клетью"). Затем семья разрасталась, вокруг строились дома сыновей и внуков, со временем поселения увеличивались, практически сливаясь в одно большое. 6
Свято-Ильинский Водлозерский погост
Ильинский храм на Малом Колгострове Водлозера, дошедший до наших дней, построен в 1798 году на средства прихожан на месте обветшавшей к тому времени шатровой церкви, строителем которой, по преданию, был старец Демьян. Храм этот двупрестольный: один престол освящен в честь Пророка Илии, второй — в честь Успения Пресвятой Богородицы. Основной объем храма рублен четвериком от самого основания. Четверик крыт кубом — очень своеобразным покрытием, напоминающим большую луковичную главу, но со срезанными четырьмя гранями. Кубоватые храмы на Русском Севере стали появляться в конце XVII века, после вступления на патриарший престол Никона, запретившего неканонический, по его мнению, шатер. Такое завершение имеют многие деревянные церкви, расположенные в нижнем течении реки Онеги, в непосредственной близости от основанного Никоном Крестного монастыря на Кий-острове Белого моря. 6
Ильинский погост в 2008 г.
Крытый кубом высокий четверик Водлозерского Ильинского храма выглядит очень внушительно. Его луковичную главку с крестом, вознесенную на самое острие куба, видно за много километров при приближении к острову. В трапезной церкви, построенной несколько позднее, располагался теплый зимний придел, освященный в честь Василия Великого. В 1902 году церковь ремонтировали: все здание было обшито тесом и окрашено, главки покрыли белым луженым железом, традиционные трехкосящатые окна были заменены на арочные "итальянские", колокольня храма лишилась своего изначального завершения — шатра. Его заменили на соответствующий требованию своего времени полукруглый плафон.

И, наконец, еще один элемент ансамбля — ограда, опоясывающая церковь, колокольню и старое кладбище Ильинского погоста. Она состоит из венцов не слишком высокого, но крепкого и массивного сруба, сложенного из вековых бревен. Сруб перекрыт острой клинчатой кровлей с достаточно длинными свесами. Эта ограда очень похожа на ограды древних новгородских городов, крепостей и острогов и повторяет в уменьшенном масштабе их формы и конструкции. Но погостские ограды с их сравнительно малыми размерами вовсе не защищают, хоть изначально на северных порубежных погостах они были предназначены и для этого. Они лишь разделяют суетный мир от мира небесного, словно напоминают: войдя за эти стены, ты должен оставить все мысли о тленном, мирском и предстать перед Богом для принятия истинных ценностей.

Главный вход на Водлозерский погост расположен с южной стороны и состоит из крепких тесовых ворот и калитки, прочно сжатых с обеих сторон двумя удлиненными срубами. Оба сруба вместе с воротами покрыты общей кровлей, объединяющей весь низкий и длинный объем главного входа в единое целое. В дни местных церковных праздников, особенно в Ильин день, на площади перед погостом проходили многочисленные ярмарки, во время которых боковые срубы входа использовались как торговые помещения. Вытянутые в длину проемы, прорубленные в срубах, служили одновременно дверью, окном и витриной, ставни при этом открывались вниз и образовывали нечто вроде открытых прилавков. Торговая площадь перед входом на погост раньше была значительно больше в размерах, поскольку ее не ограничивал лес, выросший здесь за последние 40 лет. На площади, прямо напротив входа на погост, располагались дома священника и дьякона Ильинского храма.

Нельзя не упомянуть и о кладбище за церковной оградой. Кладбище очень старое. Известно, что деревья на кладбищах и в священных рощах никогда не рубили, а возраст самой высокой ели, стоящей на северной стороне кладбища, составляет около 250 лет.

Летом 2001 года на погосте еще можно было видеть очень старые кресты на могилах, которые представляли собой нечто среднее между старообрядческими крестами-голубцами и православным намогильным крестом. Старообрядческий крест-голубец, или просто столбец, представлял собой небольшой (до сажени высотой) столб круглого, восьмигранного или прямоугольного сечения, защищенный сверху остроугольной кровелькой. В верхнюю часть столбца была врезана медная иконка с изображением того святого, имя которого носил умерший. На могилах Ильинского погоста православный крест покрывался клинчатой кровлей, на нем не писались полностью имя и фамилия, а лишь вырезались инициалы умершего с датами рождения и смерти...

Ограда погоста с внутренней стороны изрезана многочисленными метками, которые располагаются между поддерживающими ограду срубами. Метки эти представляют собой два параллельных вертикальных заруба на среднем бревне ограды на расстоянии около двух метров между собой. Между ними, примерно посередине, вырублены инициалы. Водлозёры таким образом помечали места своих семейных захоронений.

11. Монастыри Водлозерья. Троицкий Юрьегорский.

Хочется сказать и про еще одну страничку истории Водлозеря — историю его монастырей. В краеведческой литературе, вышедшей до 1917 года, указывается, что Ильинский погост на Водлозере начал свое существование как монастырь. Если это действительно так, то просуществовал он, скорее всего, до 1764 года, когда Екатерина II выпустила указ об изъятии монастырских земель в казну и введении штатов монастырей.

Возможно, свою роль в истории монастыря сыграли и старообрядцы — по данным летописей Выговской пустыни на Водлозере они владели рыбными ловлями...

И еще один монастырь был в этих краях — Троицкий Юрьегорский. Находился он в 40 км севернее Водлозера на Юрьевой горе. Озеро, рядом с которым стоял монастырь до сих пор носит название Монастырского.
6
 Троицкая церковь
на Юрьвой горе. 1796 г.
Реконструкция А.Бодэ.
Его основателем был преподобный Диодор Юрьегорский, родившийся около 1675 года в селе Турчасово на реке Онеге, которое принадлежало тогда Соловецкому монастырю. 19 лет от роду преподобный Диодор постригается в монашество в Соловецком монастыре. В 1620-м году уходит на пустынное жительство на реку Илексу на Юрьеву гору, где и основывает в 1626 году, по благословлению митрополита новгородского Киприана, Троицкий монастырь. Инокиня Марфа, мать царя Михаила Романова, и здесь оставила свой добрый след: "велела дать ему сосуды церковные, образа, книги, ризы, колокола и 200 рублей денег".

12. Водлозерье в наше время.

Это все уже давняя история Водлозерья. Но история Ильинского монастыря продолжается в наши дни. С октября 2001 года, по благословению архиепископа Петрозаводского и Карельского Мануила, на Ильинском острове возобновлена Водлозерская Ильинская пустынь. Первым ее настоятелем стал иеромонах Нил. С октября месяца в заново освященном храме Ильинского погоста постоянно ведутся службы, совершаются требы, читаются акафисты.

Пустыни помогает Водлозерский национальный парк, Карельская епархия. Отремонтирован храм: заменена кровля трапезной, алтаря, покрытие колокольни, заново воссоздана главка над алтарем Васильевского теплого придела, устроена келья настоятеля. Необходимо еще утеплить зимний храм, отремонтировать ограду, привести в порядок старое кладбище. Очень много необходимо сделать для восстановления внутреннего церковного благолепия, ведь церковь простояла заброшенной не один десяток лет: старинный резной иконостас смотрит пустыми глазницами, расписные небеса летнего храма находятся в музее в Кижах, нужны новые подсвечники, облачения, много другой церковной утвари...

Сегодня все знают, что такое Кижи и какое огромное значение они имеют для русской культуры. Но большинство жителей нашей страны, к сожалению, думает, что церкви, построенные на этом острове — явление уникальное и единственное в своем роде, а ведь еще 60 лет назад таких погостов на севере России было великое множество. Но год за годом их разбирали на дрова, они сгорали, разрушались от недосмотра. В сотнях северных сел остались пустые места и пепелища.

А началось все в конце 20-х годов прошлого века, когда за подписью Л. Кагановича на места пошла директива, в которой подчеркивалось, что "религиозные организации являются единственной легально существующей контрреволюционной силой, имеющей влияние на массы". Этим фактически была дана команда к широкому применению административных и репрессив­ных мер в борьбе с религией. С 1929 года в России впервые за всю историю мировой цивилизации осуществляется организованное и планомерное уничтожение художественных, архитектурных и культурных памятников. Для организации культурных погромов в стране был создан "Союз безбожников", превращенный из организации, ведущей антирелигиозную пропаганду, в "Союз воинствующих безбожников" — штаб действий против верующих и религиозной культуры. В это время начинают выходить миллионными тиражами журналы "Безбожник", "Антирелигиозник", "Воинствующий атеизм", "Деревенский безбожник".

К концу 30-х годов организационная работа "безбожного" союза достигла "поразительных успехов". Из действующих в 1917 году 50 тысяч православных церквей служили только несколько сотен. Не менее трети закрытых церквей были взорваны и разобраны без остатка...

В заключение рассказа о Пудожском крае необходимо несколько слов сказать о совсем еще недавно утраченных памятниках деревянного зодчества этого района.

В конце девяностых годов рухнули шатер и звоница церкви Параскевы Пятницы, построенной в 1680 г. в деревне Сума, недалеко от поселка Кривцы. Совсем недавно от лесного пожара сгорела церковь Рождества Пресвятой Богородицы, стоявшая на скалистом мысу Тубозера. Разрушается ограда старинного погоста в деревне Погост на Колодозере.
 Погост в Колодозере.
Ворота ограды. Фото А.Бодэ.
Церковь Рождества Богородицы, стоявшая за этой уникальной оградой и превращенная на лето в общежитие, сгорела в начале семидесятых. Это только очень известные и уникальные с искусствоведческой точки зрения объекты, а сколько погибло не столь известных церквей и часовен, расположенных в ликвидированных "неперспективных деревнях" Заонежья...


Примечания:
1
. Из путеводителя В.И.Карсакова "Дорогами Северо-Запада России",  изд-во ОСТРОВ, 2004 г.
2. С небольшими сокращениями.
3. Данные о состоянии часовен и церквей справедливы на 2002-4 гг.
4. Иллюстрации - из книги, архива сайта и интернета (икона).
5.  Библиография опущена.