Абрамовский В.Н., Юркова М.В.

ЛЯДИНСКИЙ ПОГОСТ: СПАСТИ, НЕЛЬЗЯ УТРАТИТЬ!

Старинное северное село Лядины («ляда» — «угодье», «сенокос», «пашня или росчисть, поросшие молодым лесом») находится в 37 километрах от Каргополя на бывшем Пудожском тракте. единственной дороге, связывающей Архангельскую область с Республикой Карелией. Известный историк архитектуры Ю.С.Ушаков характеризует Лядины как уникальное селение, имеющие центрическую композицию с круговым восприятием, располагавшееся на берегу озера, которое впоследствии ушло в протекающую рядом реку Лёкшму, вследствие чего деревня (таким примером является Гавриловская) стала тяготеть в расположении к проложенному позднее дорожному тракту. До наших дней облик поселения определялся архитектурным культовым ансамблем —«тройкой» XVIII в. — памятником, считающимся одним из шедевров деревянного зодчества. Это один из немногих сохранявшихся до наших дней тройных деревянных ансамблей Русского Севера. Самый известный из них находится в Кижах, а также Яндомозере (оба - Карелия), остальные в Архангельской обл. - в Неноксе, Малошуйке, Почозере и Ворзогорах.
На снимке: слева - колокольня,
чуть правее - 12-главая Богоявленская ц.,
 справа - шатровая Покрово-Власьевская ц.
(2002-3 гг.)

Храмовый ансамбль в Лядинах, состоящий из шатровой Покрово-Власьевской церкви (1761, 1743-?), двенадцатиглавой Богоявленской церкви (1793) и шатровой колокольни (ХVIII века, по другим данным 1820 года постройки) располагался в изначальном пространстве так, что отражался в водах озера, исчезновение которого привело к нарушению целостности композиции.

Безусловной доминантой ансамбля являлась шатровая двухэтажная Покрово-Власьевская церковь - «одна из лучших по пропорциям, объемно-пространственному решению и технологическим приемам строительства среди памятников деревянного зодчества периода его расцвета». Она была центром Лядинского погоста: «давая ей простор как 6ы отступили в сторону шатровая колокольня XVIII века и многоглавая (единственная в округе) приземистая Богоявленская церковь 1793 года». Возведенный на невысоком подклетеб, храм представляет собой восьмерик на четверике, «увеличенный едва не вдвое, растянутый по боковому фасаду за счет прирубов - двухэтажной трапезной с притвором, алтарной апсиды, квадратной в плане, перекрытой массивной бочкой». Церковь имела шатровое завершение: «ее шатер, едва ли не самый огромный среди подобных каргополы ких сооружений, увенчан небольшой главкой».

В храме 6ыло два престола, две церкви: нижняя - Власьевская, теплая и приземистая, и верхняя - летняя, более просторная и светлая, освященная в честь Покрова Пресвятой Богородицы. В трапезной, как верхней, так и нижней церкви «мощный брус потолочной матицы поддерживается двумя резными столбами традиционной формы в виде поставленных друг на друга дынек с перехватами в виде жгутов. Вдоль стен тянутся лавки с резными ножками и резной опушкой красивого волнистого профиля».

В верхней церкви были сохранены резной позолоченный иконостас и удивительное расписное двенадцатичастное  «Небо». Как отмечает архангельский историк Т.М.Кольцова, «Небо» - это конструкция потолочного перекрытия, имеющая форму пологой усеченной пирамиды, радиальные грани которой возвышаются к центральному кольцу. Расписные перекрытия "небом" были распространены в деревянных храмах Русского Севера в XVII- ХIХ веках». Как по своим архитектурным формам, так и по художественному решению. «небо» было подобием купола каменных храмов.

 Каркас конструкции «неба» в Покрово-Впасьевской церкви напоминал солнце с расходящимися лучами, что зрительно разрушало плоскость потолка храма и визуально увеличивало его внутреннее пространство. По иконографическому типу «небеса» этого храма относились к композиции с изображением архангелов. В центральном круге был изображен Бог-Отец на престоле, в косяках - апостолы, архангелы, по четырем углам - трубящие ангелы. По описанию Ю.Огурцова, иконография святых была традиционной, но усложненной дополнительными деталями: «Евангелисты изображаются на радиальных гранях вместе со своими символами. Архангелы одеты в разноцветные далматики, украшенные разноцветной каймой по вороту, нижнему краю и спереди. У архангелов Михаила и Гавриила поверх далматиков накинуты красиво задрапированные плащи. Нимбы у святых золотые, с контрастной обводкой по контуру». Насыщенность красок «неба» придавало внутреннему помещению храма нарядность: алые, зеленые одеяния фигур на голубом фоне и позолота добавляли интерьеру храма красочности. По предположению Т.М.Кольцовой, автором уникальной росписи «неба» в Лядинах был «каргопольский иконописец, который создал лучший пример монументальной росписи этого иконографического типа».

В церквях Лядинского погоста сохранились прекрасные иконы, говоря сухим научным языком - «шедевры древнерусской провинциальной живописи». Наиболее яркими примерами памятников иконописи XVI столетия из Покровской церкви, принадлежавших кисти каргополыких мастеров, являются лядинские «Никола» и «Флор и Лавр», в которых запечатлелся оттенок наивности, простодушия и искренности, так характерный для провинциальных произведений. Святые изображены на них приземистыми и коренастыми, их черты лица грубоваты. Рисунок фигур предельно прост, чистые краски положены большими плоскостями.

Еще одним шедевром является икона Святого Евстафия XVI века, хранящаяся в Архангельском музее изобразительных искусств (в этом же музее хранятся иконы праздничного чина XVI века). Для нее характерны следующие особенности: сдержанная манера письма, плавность линий, мягкая моделировка лица, высветленные тона. Манера наложения красок, некоторая плоскостность изображения и общий лирический склад произведения свидетельствуют о том, что она написана местным мастером-профессионалом.

По описанию известного московского исследователя Г.П.Дурасова, рисунок царских врат Покрово-Власьевской церкви отличается простотой композиции, тяжеловесностью форм, четким и ясным силуэтом. Цветовой строй врат. построенный на сочетании тускловатых и глухих охристого, красного и зеленого тонов с холодновато-белыми оживками, созвучен неяркой и суровой природе Каргопольского края. Апостолы и евангелисты, облик которых напоминает внешность северян, изображены величавыми людьми с простонародными лицами. В настоящий момент, врата находятся в собрании Государственного Эрмитажа в Санкт-Петербурге.

В трапезной верхней церкви в ряду местночтимых святых находились иконы Александра Ошевенского и Кирилла Челмогорского, написанные местными жителями или священниками.

Богоявленская церковь представляет собой восьмерик на четверике с примыкающей трапезной. Она является примером бесконечного разнообразия приемов в решении многоглавого завершения деревянной церкви: «церковь предстаёт перед нами изящным сооружением с двенадцатью маковками с лемеховым покрытием».
Главы церкви располагаются ступенчато на разных объемах: по углам четверика, на пологой крыше восьмерика и на апсидах (в том числе и на бочке над центральной апсидой), благодаря чему создается динамичная напряженность композиции, которая заставляет взгляд зрителя постепенно перемещаться от маленьких глав к центральной с высоким ажурным крестом. Главки на боковых апсидах поставлены на маленькие восьмерики, остальные «вырастают из кровли». Такое композиционное решение завершения церкви позволяет сравнить его с главным храмом Кижского погоста - Покровским.

Еще одной особенностью Богоявленской церкви является уникальное полукруглое крытое пятигранное крыльцо с гульбищем (дощатый обход между перилами и лестницей внутри крыльца), прислоненное к западной стене трапезной.
Пологий широкий шатер, которым покрыто крыльцо, поддерживается тонкими резными столбиками. С внешней стороны крыльцо имеет семь граней. Пятигранная лестница в четырнадцать ступенек ведет к церковным дверям. Лестница. перильца, столбики покрашены в красный и синий цвета, свод шатра расписан под синее небо, украшенное белыми звездами, - все это делает крыльцо Богоявленской церкви «исключительным в древних деревянных церковных постройках». К сожалению, современное состояние крыльца оставляет желать лучшего, несмотря на проведенную в 2007-2009 годах силами 000 «Поморская плотницкая школа» (г. Архангельск) реставрацию.

Как отмечают эксперты, а также местные жители, при работе, проводимой разными бригадами плотников (разбирала крыльцо одна, а собирала другая бригада), крыльцо «отошло» от основного объема храма, что привело к «намоканию» ранее закрытой кровлей западной стены церкви. Кроме того, во время реставрации были утрачены некоторые оригинальные доски расписанного потолка крыльца Богоявленской церкви.

Находившаяся между церквями шатровая колокольня была построена позднее и композиционно завершала и объединяла храмовый ансамбль. Она представляла собой восьмерик на четверике и имела вид стройной башни с шатровым завершением и обычной внутренней конструкцией, представляющей собой восемь столбов, соответствующих граням, и центральный столб, проходящий через все сооружение до креста. В нижнем ярусе — четверике — было устроено небольшое помещение под склад церковной утвари.

Храмовый ансамбль был поставлен на государственную охрану постановлением Совета Министров РСФСР от З0 августа 1960 года № 1327 «0 дальнейшем улучшении дела охраны памятников истории и культуры в РСФСР». Памятник находился в ведении «Каргополыкого историко-культурного и художественного музея», которому был передан в безвозмездное пользование договором Ns 453 от 01 января 2007 года между Территориальным управлением Росимущества в Архангельской области и музеем.

В результате катастрофического пожара, произошедшего на Пасху, 5 мая 2013 года. ансамбль Лядинского погоста лишился одной из двух церквей и колокольни. Согласно сводке МЧС от 6 мая 2013 года, «пожар на уникальном Лядинском погосте ... нанес серьезный ущерб культурному наследию Русского Севера. Уже практически нет сомнений, что причиной возгорания стала молния. Пожар, по сообщениям очевидцев, стремительно развился в шатровом куполе церкви во имя Покрова Пресвятой Богородицы и распространялся сверху вниз по старинным деревянным конструкциям. На момент прибытия первых пожарных подразделений купол храма горел открытым огнем по всей площади, создавая непосредственную угрозу всему храмовому ансамблю. Тушение осложнялось как высотой строения, так и тем, что в непосредственной близости находилась 20-метровая деревянная колокольня, которая также приняла на себя огонь от Покрово-Власьевской церкви, при этом площадь пожара разрослась до 400 кв. метров.

Когда первые пожарные прибыли на место, о том, чтобы тушить храм изнутри, не могло быть и речи — внутри шло обрушение конструкций, вокруг стоял нестерпимый жар. К полуночи оба высоких деревянных строения — Покрово-Власьевская церковь и колокольня были значительно повреждены огнем.

В 0:05 пожар был локализован. На место в общей сложности было направлено пять автоцистерн, 14 пожарных. в т.ч. от лесоохраны и ДПД Кенозерского национального парка. В создавшихся крайне тяжелых для тушения условиях пожарным удалось отстоять уникальную 9-главую Богоявленскую церковь 1793 г.п., которая также находилась в непосредственной близости от горевших храма и колокольни».

Местные жители описывают ситуацию следующим образом: «Погост горел сутки, а дымился ещё двое суток. Началось в 8 вечера, когда одна из молний первой в году грозы попала в крест Власьевской церкви. Молниеотвод на церкви был, но при реставрации его отсоединили от земли. Вся деревня была вокруг, но люди ничего не могли сделать - горело на высоте З8 метров. Приехала машина из Ватамановской, но у неё не было высокой лестницы, и струя была очень маломощная. Рядом — ни речки, ни пожарного водоёма. Приехали пожарные из Кенозерского парка и из Каргополя, — то же самое. Приехали пожарные из Плесецка, у которых было оборудование получше, но они уже физически не успели. Власьевская церковь и колокольня сгорели дотла. Богоявленская — почернела от дыма, но уцелела».
Осталась только Богоявленская церковь.
Фото П.Пелевина/сайт strana.ru
Смотрительница Лядинского погоста...сотрудник каргопольского музея, Любовь Борисовна Викулова рассказывает, что местные жители пытались залезть по лесам с огнетушителями, но это им не удалось, после этого начали вытаскивать иконы: «Спасителя (Ключевой в иконостасе храма образ Спаса Нерукотворного — В.А., М.Ю.) с таким удивительным выражением глаз, будто улыбается. —спасти не удалось... Сам Спаситель не захотел уходить из храма?... Люди веками сохраняли этот храм, а мы не смогли отстоять. Горько и обидно. Остались мы без Покрова...».

Ей вторит учитель местной школы Надежда Ворощук: «Мы с мужиками до последнего не думая, что перекрытия обвалятся, пытались снять «небеса». Крепко был храм сделан. Как из сердца вырвали. Но что сейчас плакаться...». Мужеством и силой местных жителей, до последнего сопротивлявшихся стихии, 36 икон удалось спасти, но 34 иконы ХVIII-ХIХ вв. и 17 граней «неба» были утрачены.

Грянувший в прямом смысле гром заставил образно «перекреститься», проанализировать обстоятельства случившейся трагедии. Оказалось, что, как всегда, беды можно было бы избежать, не откладывая решение копившихся годами проблем в долгий ящик.

Единственным источником воды для пожарных стали местные колонки водопровода, дававшие напор струи из брандспойта не более З-5 метров (высота шатрового храма, с очагом пожара в куполе. напомним, составляла порядка 38 метров). Организация нового пожарного водоема в непосредственной близости от храмового комплекса планировалось, по словам директора Каргопольского музея Л.И.Севастьяновой, еще несколько лет назад, но из-за бюрократических проволочек было отложено на лето 2013 года.

Громоотвод, установленный на кресте Покровской церкви, по словам очевидцев, не был заземлен из-за проводившихся реставрационных работ. Это идет вразрез с комментариями директора музея, которая утверждала, что «громоотвод был установлен, всё в порядке. Заземляющие все устройства громоотвода, все нормально действовали». Так или иначе. по результатам проверки вина ГБУК АО «Каргопольский историко-архитектурный и художественный музей» в нанесении вреда памятника истории и культуры не установлена.

Как утверждают некоторые эксперты, «гибель национального достояния – не меньше – не вызвала никакого резонанса». Позволим себе не согласиться с мнением уважаемых специалистов.

Реакция общественности на трагедию в Лядинах последовала незамедлительно. Одним из первых высказался митрополит Архангельский Даниил (Доровских), увидевший в случившемся реакцию на потребительское отношение к духовным ценностям: «Когда приезжают только с тем, чтобы посмотреть иконы, а не молиться, то неугодно Богу такое предназначение храма. Когда на первый план мы ставим музейные какие-то вещи. Выставка икон, конечно же. это извращение главного смысла храма-здания».

 Заметим, что храмовый комплекс был действительным центром общественной и духовной жизни села. Лядины, находящиеся на важной дороге в Карелию и южный сектор Кенозерского парка, были активно вовлечены в туристическую и просветительскую работу. В селе, несмотря на трудную социальную и демографическую ситуацию, работают частные музеи; гостевые дома, налажено экскурсионное обслуживание, имеется кафе. Строго говоря, именно в Лядинах созданы «идеальные» для Архангельской области условия для развития локального, т.н. сельского туризма – одного из самых востребованных направлений работы малого бизнеса в провинции. Часть населения вовлечена в эту деятельность, с доходов от туризма исправно (надеемся) платит налоги и кормит свои семьи. Тем ярче высвечивается острота потери.

В дискуссии, развернувшейся относительно перспектив восстановления утраченного, существует одно очевидное мнение: храмовый ансамбль должен быть восстановлен! Но решение задачи, как это часто бывает, зависит от деталей, порой, кажущихся несущественными, но определяющими многое...

Ключевым звеном в обсуждении перспектив восстановления ансамбля в Лядинах стали общественные слушания, состоявшиеся 18 июля 2013 года в Каргополе. В них приняли участие представители министерства культуры РФ, Архангельской области, администрации Каргопольского района, Каргопольского историко-архитектурного и художественного музея, жители Лядин, эксперты в области туриндустрии. Речь шла, в частности о том, что именно Покровская церковь являлась доминантой комплекса Лядинского погоста и лицом села, поэтому ее необходимо воссоздать. Также было отмечено; что в 2013 году в рамках федеральной целевой программы «Культура России (2012-2018 годы)» на объект культурного наследия (памятника истории и культуры) федерального значения «Комплекс церквей (деревянных) Лядинского погоста: Богоявленская церковь; Покровская церковь» предусмотрено выделение 16,1 миллиона рублей на разработку проектной документации, а также на проведение ремонтно-реставрационных работ»...

Важной темой обсуждения стала и дискуссионная перспектива выделения бюджетных средств на фактический новодел, по сути, современную копию, утраченного Покровского храма. В целом, вопрос оригинальности, историчности является ключевым в решении подобного рода проблем и не решен экспертами однозначно.

Дискуссии о воссоздании Покровско-Власьевской церкви происходят и в Москве. Так, известный архитектор, специалист по деревянному зодчеству, Борис Дмитриевичем Лурье, в последние годы занимавшийся обмерами и реставрацией Лядинского погоста, ратует за как можно более быструю разработку документации по восстановлении храма: «Несмотря на то; что для бюджета замена слова «реставрация» на «восстановление» — это два воза бумажной работы, стоит заняться этим прямо сейчас (летом 2013 гида). У нас есть великолепные обмеры. мы можем не просто построить похожую, а достоверно воссоздать вот эту самую церковь, с колокольней и утраченной в начале ХХ века оградой. За вычетом нескольких спорных методических вопросов (например, восстановление храма в обшивке или без), здесь все ясно, даже утраченные небеса могут быть восстановлены близко к оригиналу благодаря подробной фотофиксации... Смириться с утратой такого памятника было бы преступлением!».

26 июля 2013 года в Москве состоялось заседание секции деревянного зодчества и музеев деревянной архитектуры научно-методического совета по кульурному наследию при Министерстве культуры Российской Федерации, на котором в том числе поднимался вопрос о воссоздании сгоревших памятников Лядинского архитектурного ансамбля. В заседании принимали участие представители министерства культуры Архангельской области. В результате было принято решение о необходимости разработки проекта воссоздания Покровской церкви.

В заключение отметим, что к сожалению, ситуация, случившаяся в Лядинах, отражает общую картину. сложившуюся в охране историко-культурного наследия в стране и регионе. При имеющихся в наличии практически идеальных условиях для «перезапуска» жизни села, развития инфраструктуры и частного бизнеса; с опорой на историческое и духовное наследие, силу места, мы утратили уникальный памятник, ставший жертвой неупорядоченности, нереализованных планов, отсутствия консолидации и, как следствия. стихии. Как показывает практика, от постановки цели до её реализации, пролегают годы и расстояния. Мы надеемся, что консолидация усилий всех заинтересованных сторон, с опорой на государственные возможности, энтузиазм и добрую волю профессионалов позволят решить важную задачу воссоздания храмового ансамбля и возрождения северного села Лядины.

Примечания:
1. Из сборника "Михайловские чтения. Экология культуры: опыт сохраения и актуализации культурного и природного наследия региона", Архангельск, 2014.
2. С небольшими сокращениями и стилистической правкой. Библиография опущена.
3. Авторы:
Абрамовский В.Н. - ст. преподаватель САФУ им. М.В.Ломоносова, Архангельск.
Юркова М.В. - магистрант САФУ им. М.В.Ломоносова, Архангельск.
5. Фотографии - архив сайта (автор Ю.Огурцов), сайт strana.ru