А.Б.Пермиловская,
доктор культурологии

КРЕСТЬЯНСКИЕ ДОМА АРХАНГЕЛЬСКОГО СЕВЕРА
(типы домов, планировка, пристройки)

Крестьянский дом — один из наиболее существенных и сложных элементов традиционной культуры. Жилые постройки представляют собой культурно-бытовой комплекс, связанный с различными сторонами жизни человека: природными условиями, преобладающими занятиями и направлением хозяйства, имущественными, классовыми отношениями, семейным укладом, обычаями, традициями, эстетическими представлениями, религиозными верованиями, строительным мастерством. Все это в той или иной степени влияет на тип, размеры, интерьер, декоративное убранство северного дома. С одной стороны, в крестьянском доме сохраняются древние традиции поколений, восходящие к ранним историче­ским эпохам, с другой — они подвергаются постоянным изменениям и усовершенствованиям, что и дает большое типологическое разнообразие.

Крестьянские дома Архангельского Севера имеют три основных типа классификации: по способу соединения жилья и двора, по общему конструктивно-планировочному решению жилой части, по внутренней планировке избы. В зависимости от соотношения жилой и хозяйственной части можно выделить следующие типы.

«Брус» — дом с однорядной продольной связью, покрытый двускатной, симметричной крышей. Часто встречается разновидность таких домов, «брус с уширенным сараем» — в которых хозяйственная часть несколько шире избы, а в образовавшемся углу размещается взвоз... Примером тому избы из деревень Гарь и Погост Ошевенской слободы.

«Глаголь» — дом, в котором хозяйственная часть располагается сбоку и позади сеней. В плане «глаголь» напоминает букву «Г» (отсюда и название типа). Чаще всего такие дома перекрываются разноскатной с общим коньком крышей, над жильем — симметричной, а над сенями и хозяйственной частью—асимметричной. Примером дома-«глаголя» может служить дом Елизарова из деревни Середка (музей «Кижи»). Это самый старый из известных крестьянских домов, существующих в Карелии, принадлежавший средней по достатку крестьянской семье. Он датирован первой половиной XIX века. В нем один жилой этаж и одно жилое помещение, общее для всей семьи. Соответственно и размеры хозяйственной части небольшие. По мнению В.П.Орфинского, дома-«глаголи» по планировке и объемному решению занимают промежуточное положение между «брусами» и «кошелями».

«Кошель» — жилище, где изба и двор стоят рядом, покрытые общей асимметричной двухскатной крышей. Классическим примером жилища типа «кошель» служит дом Ошевнева (в музее «Кижи») — громадный, в два этажа.

Архитектурно-планировочная структура его — само воплощение патриархального уклада жизни старой северной деревни. В доме четыре отдельных избы для разных семей одного патриархального рода, светелка, два летних помещения и большая клеть. Под стать жилью и двор, занимающий примерно две трети площади всего дома. В таком доме проживало 20-25 человек, а в его хлевах содержалось до трех десятков голов скота. Кроме Заонежья, дома типа «кошель» были распространены в Поморье и некоторых других районах Севера.

«Т-образная связь» — жилой дом, состоящий из двух срубов и разделенный по центру сенями. Он развернут длинной стороной к улице, а хозяйственный двор торцом примыкает к противоположной стороне избы, прямо напротив сеней. В плане такая изба имеет форму буквы «Т». Подобная связь дома-двора получила широкое распространение в Каргополье. Каргопольские дома имели характерную особенность: жилая часть в них устраивалась «на две избы». Избы «о двух стопах» (местное название) были характерны и для двухрядной связи с параллельным расположением жилья и двора. Такие избы можно было встретить и в средней полосе России (в Ярославском и Тверском крае), здесь они назывались «двор ендовой».

«Двухрядная связь» (изба и двор стоят рядом, коньки их двухскатных крыш параллельны) были распространены не только в Каргополье, но и в Карелии, а также на территории нынешней Ленинградской области в жилищах вепсов и финнов. При двухрядной связи жилье и двор соединены через тамбур, иногда подобные дома имели два взвоза на поветь, расположенные с боковых фасадов...

Эволюция типов северного крестьянского жилища проходила в трех направлениях. Для Каргополья характерно развитие жилого комплекса по продольной оси, путем присоединения сзади сеней еще одного жилого помещения — зимней избы с русской печью, горницы (летнее, парадное помещение) и клети (холодное помещение для хранения вещей, сна в теплое время года). В бассейнах рек Двины, Вычегды, Ваги, Пинеги, Мезени увеличение крестьянского жилища шло за счет расширения передней избы и деления внутреннего пространства на две части (пятистенок) или на три (шестистенок), т.е. определялось поперечным развитием дома. Третий путь — это увеличение жилой площади за счет пристройки к избе дополнительных срубов («зимние», «боковые», «низкие», «скотние» избы), он характерен для всего Архангельского Севера.

Основой жилища Русского Севера является четырехстенная изба на высоком подклете. В развитии северного дома наиболее ранний прием заключается в пристройке к основному жилому помещению второго сруба, в результате чего получались так называемые «избы с прирубом» и «избы-двойни». В «избе с прирубом» второй сруб меньше основного. «Изба-двойня» состоит из двух одинаковых срубов под общей крышей. Оба типа были широко распространены в XIX веке.

Дом в Пинежском секторе музея "Малые Корелы". Фото А.Бодэ.

Избы-двойни характерны для богатого лесом Севера (Пинега, Мезень, Вычегда), «избы с прирубом» — для среднерусской полосы, Поволжья. Отдельные избы-двойни среди зажиточного населения Севера в поселениях вдоль торговых путей и крупных рек известны с конца XVIII века.

Следующим этапом в развитии жилой части крестьянского дома стало появление пятистенной избы и крестовика.

Дом-пятистенок начала XIX в. в д.Сенники. Фото из архива МуАР.

Пятистенок – сравнительно поздняя форма избы, развившаяся из избы-двойни. Он представляет поставленные под одну кровлю избу и горницу, стоявшую ранее сзади избы. При постановке рядом двух срубов в месте их соединения получались две параллельные стены, что не имело смысла и удорожало постройку. Чтобы избежать этого, избу-двойню стали строить по-иному: одна из смежных стен рубилась, как обычно, полностью из длинных бревен, а вторая стена — из коротких, она не имела продолжения внутри сруба. Такие переходные формы встречаются на юге Архангельской области, в бассейне реки Устьи, это так называемые «ложные шестистенки». Следующей стадией является уничтожение одной неполной стены и таким образом формирование избы-пятистенка.

Наряду с этим в некоторых районах Севера (Пинега, Вычегда, Двина) отмечено иное направление эволюции избы-двойни. Встречные концы бревен на передней и задней стенах выпускают несколько длиннее обычного, между двумя внутренними стенами образуется заулок...

В Каргополье и на Онеге изба-пятистенок образовалась, повидимому, из одного сруба, имевшего внутри неполную перегородку, отсюда и появилась пятая стена. В боковом помещении, называемом «прилуб», находились женская половина и кухня.

По данным М.А.Ильина, в домах в районе Кенозерья горница в большинстве случаев располагалась сзади избы и выходила окном на боковой фасад, причем она всегда представляла отдельный сруб. Горница занимала это место, даже если передняя часть дома представляла вполне развитый пятистенок. «Прилуб» имел окно с главного фасада, и это уже не помещение, где производится грязная домашняя работа, а, наоборот, в нем сосредотачивается чистая — ткачество, шитье...

Крестьянский дом на нижней Онеге развивался в том же направлении. Жилая часть избы — асимметричный пятистенок, где пятой поперечной стеной отделено место для приготовления пищи. Интересно архитектурное и конструктивное решение главного фасада онежской избы. Пятая стена, как видно на главном фасаде, разделена на две части, в подклете (примерно по центру избы) проходит так называемый «заугол», представляющий собой бревна длиною от 1,5 до 2 метров, врубленных в стену главного фасада, чтобы с течением времени не произошло деформации здания.

Дальнейшим усложнением пятистенка явилась шестистенная изба-крестовик, т.е. дом, разделенный на четыре комнаты двумя пересекающимися стенами, рубленными одновременно со всем срубом. Примером такого жилища может служить один из домов в деревне Чурилово Каргопольского района. Дом был построен в начале XX века богатым хозяином И.Н.Осутиным, в торговом селении, стоявшем на петербургском тракте. Принадлежность к торговому сословию, достаток определили планировку дома и большое количество жилых помещений. Комнаты назывались «половинами».

Для ряда районов Русского Севера, расположенных по течению рек Ваги, Устьи, Кокшеньги, характерны дома на «два жилья», состоящие из трех главных частей: «перед», «середка», «озадок». «Перед» — летнее жилье; «середка» — скотный двор, хлев, поветь; «озадок» — зимнее жилье. Все они соединяются между собой сенями — «летним мостом», «зимним мостом».

Наряду с рассмотренной типологией жилища выделяется ряд признаков, определяющих четыре основных типа внутренней планировки русского дома: севернорусский, восточный южнорусский, западный южно­русский, западнорусский.

На Севере в основном была распространена, как понятно из названия, севернорусская планировка,

Во многих районах Русского Севера (Пинега, Мезень, Вага, Каргополье) были широко распространены «зимние избы». По характеру их присоединения к дому-двору можно выделить три типа устройства «зимней избы»: пристроенные, встроенные, частично встроенные.

Курная изба XIX века с пристроенной боковой "зимовкой".
Фото В.Лапина.

Пристроенная «зимняя изба» устраивалась в виде четырех- или пятистенного сруба, стоящего прямо на земле и примыкающего к боковому или заднему фасаду двора.

Иногда встречается у одного дома два «зимника», расположенные с обеих сторон. В этом случае они могут быть разных типов. В Поважье эти пристройки назывались «боковыми» или «скотними» избами (поскольку служили местом для приготовления корма скоту), в XIX веке они отапливались наиболее архаичным способом — по черному.

Двухэтажные избы не представляют собой самостоятельного типа жилых построек. В них обычно повторяется планировка одноэтажного крестьянского дома со всеми характерными для данного региона элементами. Двухэтажные дома строились преимущественно зажиточной частью северного крестьянства. Это были содержатели трактиров, торговцы, судовладельцы (в районах Поморья), владельцы мельниц и барж, подрядчики, хозяева кустарных промыслов. Двухэтажный дом требовал больше леса, был значительно дороже в строительстве и в эксплуатации.

Двухэтажные дома Русского Севера могли осваиваться не сразу и строились постепенно на протяжении 20-30 лет. Вначале жили в одной избе, остальные помещения пустовали. По мере увеличения семьи под жилые помещения могли приспособить подклет первого этажа, холодные горницы сделать отапливаемыми. Жилые помещения устраивались и в хозяйственной части — на повети — это так называемые «летние» (холодные) и «зимние» (отапливаемые) горенки. Здесь были также многочисленные клети для хранения вещей.

Существенное значение имеют также социальные факторы, влиявшие на особенности внутренней планировки и конструкцию жилища. Например, дома-шестистенки часто строились для двух взрослых сыновей и их семей, или когда в будущем предполагался раздел имущества и дома. В этом случае дома имели два отдельных входа и иногда два взвоза на поветь.

Итак, к середине XIX века на Русском Севере сложились варианты крестьянских домов, не встречающиеся в других районах России и значительно более совершенные в архитектурно-планировочном и конструктивном решении, отвечающие географическим и климатическим условиям. Здесь выработались различные планировочные решения в приемах соединения жилья и двора: «брус» с его модификацией: на Каргополье — «брус с уширенным сараем», «глаголь», «Т-образная связь», «кошель», двухрядная связь. Жилье и двор находились под одной общей крышей, что давало возможность вести хозяйство, ухаживать за скотом, не выходя из закрытого помещения. До двух третей площади всего комплекса занимал двухъярусный хозяйственный двор.

Большинству крестьянских домов Севера присуща одна конструктивная особенность крытого двора: всю верхнюю часть сруба, находящегося над хлевами, несут на себе мощные стойки-столбы, глубоко врытые в землю. Их делают для того, чтобы сгнившие клети хлевов можно было легко разобрать, вынуть и заменить новыми, не разбирая сруба всего дома. Для придания большей устойчивости и жесткости стенам, длина которых достигала 12-13 м, устраивались контрфорсы-перерубы, объединенные единым внутренним фронтоном. Двор, как правило, не конопатился, небольшие щели в стенах способствовали естественному проветриванию помещения. Пол делался одинарный из плах или бревен, в полу устраивались 3-4 окошка-люка для сбрасывания сена в кормушки для скота на первом этаже. На второй этаж ведет бревенчатый взвоз с перилами.

В конце XIX века наметился процесс распада больших патриархальных семей со стремлением каждой малой семьи иметь свое отдельное жилое пространство. Это повлекло за собой изменения планировочной структуры дома, что и послужило причиной появления избы-шестистенка («двойни»), имевшей два отдельных входа (Подвинье, Пинега, Мезень). К концу XIX — началу XX века организация пространства дома и декор все более индивидуализируются.

Анализ архитектуры северного дома и его типологических особенностей указывает на общность художественных и строительных традиций, лежащих в основе жилых построек всех типов. В качестве модуля формирования жилого комплекса послужил обычный четырехстенный сруб.

Рассмотренные типы северного крестьянского жилища к XIX веку обрели свое логическое завершение и воплотились в конкретные архитектурные формы. Это привело к тому богатству приемов и форм в народном зодчестве, которым всегда отличалась русская северная деревня.



Примечания:

1. Текст - из книги  "Русское деревянное зодчество. Произведения народных мастеров и вековые традиции".  Москва, "Северный паломник", 2012.
2. С небольшими сокращениями.
3. Иллюстрации - из книги.