Ольга СЕВАН,
кандидат архитектуры

КУЛЬТОВАЯ ДЕРЕВЯННАЯ АРХИТЕКТУРА В СИСТЕМЕ ПОСЕЛЕНИЙ, ОСНОВНЫЕ ТИПЫ ХРАМОВ

 

Культовая деревянная архитектура Русского Севера привлекала внимание исследователей в течение последних полутора веков, и в том числе благодаря экспедициям конца XIX - начала XX в. художников, архитекторов, искусствоведов и других специалистов.

История исследований

Искусствоведческий анализ архитектуры деревянных церквей, впервые осуществленный И.Грабарем в 1910-х гг., стал отправной точкой для многих исследований (Л.Даль, В.Суслов, В.Верещагин, И.Грабарь). На протяжении 1920-50-х гг. Академией наук и Этнографическим отделом Русского музея был предпринят ряд экспедиций по Русскому Северу, что позволило собрать значительный материал по типологии культовых сооружений. Накопленные данные по деревянной архитектуре были систематизированы в монографии известных архитекторов (С.Я.Забелло и др. "Русское деревянное зодчество").

К 1970-м гг., благодаря многочисленным экспедициям в сферу искусствоведческого и архитектурного анализа было введено в научный оборот большое число новых сооружений. Исследования касались планировок и усадеб поселений, размещения культовых сооружений в пространстве и т. д.

На анализ пространственной организации и ансамблевости сооружений было направлено внимание архитектора Ю.С.Ушакова, материалы которого стали важными в истории изучения деревянного зодчества. Автор подчеркнул структурирующую роль деревянного зодчества в отношении ландшафта,  поселений и их окрестностей на Русском Севере.

В число важных работ, касающихся реставрации зодчества, вошли материалы исследований А.В.Ополовникова.  Необходимо также упомянуть работы Б.В.Гнедовского, который разработал проекты реставрации отдельных деревянных сооружений, а также предложил методику организации архитектурно-этнографических музеев под открытым небом, где культовая архитектура была представлена с учетом местных историко-культурных особенностей
.

Новый подход

В 1980-2000 гг., благодаря работам философов, филологов, этнографов и других исследователей русской культуры, архитектурно-искусствоведческий подход в изучении культовой архитектуры был дополнен культурологическими методами. Тем самым были заложены основы для дальнейшего анализа философских, социокультурных, ландшафтных и сакральных функций храмов, в том числе деревянных на Русском Севере. Однако все вышеперечисленные работы не дают на сегодня обобщенного представления о таких сооружениях (особенно часовен) в Архангельской и части Вологодской областей: не уточнены специфика и историко-культурные территории размещения различных их типов, место в социокультурной жизни общества. Хотя значительные типологические разработки проводились В.П.Орфинским, а позже по части западных территорий области - архитектором А.Б.Бодэ, однако остались детально не изученными сооружения других земель Архангельского Севера. Но поскольку ежегодно по разным причинам исчезали и разрушались памятники деревянного зодчества во всех регионах, то проведение такого детального регионального анализа становилось все более актуальным.

В 1960-70-е гг. важным стало сохранение хотя бы небольшой части исчезающего наследия, поэтому некоторые из храмовых сооружений и часовен были  перевезены на территорию музея «Малые Корелы».

Новые задачи

В будущем же предстоит изучить живописный и графический материал, явившийся итогом поездок в
XIX-XX вв. художников, архитекторов и исследователей по Русскому Северу, в том числе из соседних европейских стран (Норвегии, Швеции). Он хранится в архивах и музеях как нашей страны, так и за рубежом. Ведь до сих пор неясно, каким современным сохранившимся (или уже утраченным) наследием мы владеем, особенно в том, что касается жилого зодчества, как интерпретируются и используются современными архитекторами образцы исторических сооружений, в том числе в музеях под открытым небом, представляющих свои территории для демонстрации многих из них на одной ограниченной территории. В странах Европы такие работы уже имеются, что можно видеть в ряде зарубежных публикаций.

Современным исследователям северорусской культуры представляется  недостаточным анализ памятников культового деревянного зодчества без их связи с социокультурным окружением. Они считают неправомерным рассматривать памятники в отрыве от той природной и архитектурной среды, куда они когда-то были вписаны плотниками-зодчими. Понятие «культурного ландшафта», ставшее в последние годы ключевым для архитекторов, географов, искусствоведов, экологов и других специалистов, подразумевает комплексное изучение той или иной территории. Особенно если она получила статус национального или всемирного наследия. Потребность в анализе культурных ландшафтов обусловлена необходимостью изучения и, что особенно важно, сохранения исторических территорий, поселений как уникальной пространственной среды, где различные элементы, ее составляющие (природа, архитектура, движимые памятники истории и культуры, традиции и сами люди), тесно взаимосвязаны.

Применение междисциплинарного подхода, учитывающего данные таких наук, как история, этнография, архитектура, семиотика, религиоведение, искусствознание и др., позволяет представить северный деревянный храм, являющийся неотъемлемой частью северорусского культурного ландшафта, будь то часовня или приходская церковь, как многогранное явление. Только при таком подходе можно осознать значение культового сооружения, на протяжении столетий удовлетворявшего различные духовные и культурные ценности северного крестьянина
.

Роль местных святынь

Русские переселенцы, занимаясь возведением деревянных церквей и часовен на Севере, в то же время «строили» свою христианскую общину, устанавливали сакральные и коммуникативные связи на огромном «диком, языческом» пространстве. До сих пор здесь повсеместно встречаются отголоски языческих верований.

Существенным элементом духовной жизни и предметом поклонения, например, населения юго-западной части Архангельской области, вдоль берегов Кенозера - кенозерцев, были и остаются местные святыни: поклонные кресты, часовни, рощи и отдельные деревья, озера, ручьи, камни и другие ландшафтные объекты.
Поклонный крест в д.Зехнова. Кенозерский НП.
Фото из архива сайта
Обетный крест на берегу Мезени. д.Кольшин Арх. обл. Фото Н.Бровченко, 1975
Их можно встретить и по берегам рек Ваги, Пинеги, Мезени, Белого моря. Здесь поклонные кресты и часовни стоят в одном ряду со святынями природного происхождения, о чем давно известно и что характерно для этих районов: совмещение древних языческих верований, которых придерживалось местное, автохтонное, финноугорское население, и православия, которое несли в эти края переселенцы и служители церкви. Совмещение различных по своей сути «культурных программ» - язычества и православия - явилось одним из факторов превращения православия в северных деревнях в своеобразный сплав религиозных представлений, который в литературе получил название «народного благочестия».

При освоении Севера церкви и часовни должны были занять место языческих святынь. Топография почитаемого места, как правило, складывалась из разных священных объектов. Это мог быть камень, дерево, родник и «сопутствующие» им поклонные кресты или часовни (иногда часовня-крест). Так христианская церковь стремилась изменить в сознании крестьян причины святости народных святилищ. Историк И.Н.Данилевский также подчеркивает, что еще в Древней Руси наименование «русский» указывало не столько на государственную или национальную идентичность, сколько на религиозную, духовную общность: «русский» означало «православный».

Причины культового строительства

Причины постройки в том или ином месте деревянной церкви или часовни могли быть разные: желание местных жителей (строили «всем миром»), отдельной семьи, даже одного человека в честь какого-то события. Часто их строительство определялось руководством села или церкви. Храмы во многих районах создавались или на местах древних языческих святилищ, или на местах, связанных с деятельностью церковных подвижников. Это могла быть могила «человека божьего», место явления тому или иному подвижнику чудесного образа и т. д. Иногда роща становилась в глазах сельской общины «священной» при условии, что она выросла на месте разрушенной часовни (ранее, возможно, святилища) или на могиле «святого человека».

На некоторых территориях Русского Севера, например вокруг Кенозера, в Кенозерском национальном парке, обследованном нами в 2004-2006 гг., основную часть культовых деревянных построек составляют часовни - их более 30 - и два или три  храмовых комплекса. На такое распространение часовен оказал влияние ландшафт местности: изрезанность береговой линии, удаленность от основных дорог многочисленных небольших поселений и их связь между собой, в основном, лишь по воде. То-есть, особенность расселения населения обусловила распространение часовен, святых рощ и крестов. Деревни, которые могли состоять из 3-4 дворов, визуально составляли единое целое, поскольку так называемый «куст деревень» благодаря высотным доминантам в виде церквей и часовен был объединен в пространственный комплекс.

Часовня Флора и Лавра в д.Семеново. Кенозерский НП. Фото О.Севан, 2006
Основными святыми у северных крестьян были  Николай Чудотворец, св. Георгий, Иоанн Богослов, Флор и Лавр и др., которые со временем образовали самостоятельный «северорусский» круг. Так, в Кенозерье к часовне в честь свв. Флора и Лавра, покровителям лошадей, в деревне Семеново в день памяти святых крестьяне приводили  для освящения своих лошадок.

Повсеместно на Севере распространен обычай - вешать пелены в часовнях (чаще всего это домотканые полотенца, платки или привесы в виде больных частей тела). Старожилы деревни Зехнова, где находится часовня Иоанна Богослова XVIII в., вспоминают, что до советской власти существовал обычай передавать пелену вместе со своей просьбой смотрителю часовни, а тот уже обращался к святому со «специальными» словами, известными только ему одному. Очевидно, здесь мы имеем дело с отголосками древних магических представлений.

Общественные функции храмов

Деревянные храмы на Русском Севере выполняли не только религиозную функцию, но также роль общественного центра поселения. Именно у часовни зачастую проходили мирские сходы и гуляния. В деревне Зехнова (Кенозеро) местные жители гуляли, плясали кадриль, пели частушки на небольшом пространстве перед часовней, несмотря на то, что с 1930-х гг. по 1990 г. часовня была закрыта и не использовалась.

Старожилы помнят, что до 1930 гг. в праздничные дни памяти местных святых, которым посвящены часовни, в деревни еще в XX в. съезжались (точнее, приплывали) гости со всех окрестных поселений. По большим праздникам (Рождество, Пасха) в часовнях служили молебны священники из ближайших церквей или монастырей, а на Пасху всем желающим разрешали звонить в колокол.
Часовня Иоанна Богослова в д.Зехнова. Кенозерский НП.
 Фото из архива сайта.
Деревянные храмы, часовни, поклонные кресты служили и маяками, ориентирами для тех, кто отправлялся в лес или на рыболовный промысел, поскольку они строились на возвышенном месте, на «горе» или на мысу в зависимости от расположения самого селения. Часовни в этих маленьких деревнях были их центральными элементами, а архитектурные ансамбли погостов (храмы - зимний, летний, колокольня) становились крупными доминантами по берегам рек С.Двины, Пинеги, Мезени и пр., стоящими
в больших торговых селах. Они являлись организаторами пространства, выходя за рамки собственного селения и распространяя свое визуальное влияние на соседние  поселения - на весь окружающий
ландшафт.

В середине XIX в. появились произведения,живописи, на которых впервые можно было видеть впечатления художников от русской природы, а в архитектуру начала XX в. -  периода модерна -  ими были привнесены элементы древнерусского зодчества, а  деревянный храм  стал олицетворением русского народа, той России, которой посвящали свои произведения А.Блок и С.Есенин.

Деревянное
зодчество хранит в себе наиболее архаичные черты - оно неразрывно связано с самой природой, на что обращали внимание все исследователи Севера, а также те художники XIX и XX вв., на творческом пути которых важной вехой стали поездки по этим местам. В XX в. процесс изучения северного деревянного зодчества заметно активизировался.

Принципы размещения культовых построек


Типология
культовой деревянной архитектуры, с учетом размещения сооружений в разных историко-культурных регионах Русского Севера, заслуживает специального исследования, когда речь заходит о региональном своеобразии сооружений. Хотя по данной  тематике опубликовано большое число работ, они касаются, главным образом, памятников Карелии. Большой вклад в такие исследования внесли В.П.Орфинский, А.Т.Яскеляйнен и др.

Рассмотрим зоны размещения  построек на отдельных историко-культурных территориях Русского Севера, границы которых были выявлены на основе обмеров сотен памятников жилого и культового зодчества.


Западная историко-культурная зона (западные районы Вологодской и Архангельской областей - в прошлом часть Олонецкой губернии). Для этих районов преобладающий тип планировок - приречный и приозерный, рядные, уличные, «кончанские», в них характерно размещение клетских часовен в лесу, в конце поселений, в рощах, а церквей - в стороне от деревень (погосты) или в центре поселений. Имеются обетные кресты и кресты-часовни. Распространенные типы храмов - клетские, шатровые, кубоватые, пятиглавые и с ярусным завершением, сочетающимся с многоглавием (согласно классификации, первоначально предложенной  И.Э.Грабарем). Именно в этой зоне ранее стоял такого типа собор близ г. Вытегры (в Анхимово - М.З.), имевший 25 глав и сгоревший в 1965 г., - предшественник известного Преображенского собора в Кижах, воссозданный под С.-Петербургом.

В
бассейне р. Ваги (Вельский, Шенкурский, частично Устьянский, Коношский и Няндомский районы Архангельской области, частично Верховажский район Вологодской области - в прошлом Вельский уезд Вологодской губ. и Шенкурский уезд Архангельской губ.) распространены приречные и на водоразделах рядные, уличные и смешанные планировки селений. Размещение часовен  вне, на краю и внутри поселений, на кладбище (погостах) или в 
 стороне от застройки.
Тип
храмов - с восьмигранным сомкнутым криволинейным покрытием и одной главой украинском зодчестве эта форма называется «баня»), что весьма редко можно встретить на территории Русского Севера и главным образом в этой историко-культурной зоне (редко на Двине).
Церковь с "баней" в с.Зачачье на Сев.Двине.
Фото О.Севан, 1977.
Интересным
экспериментом можно назвать восстановление этого храма в виде «новодела» - копии церкви XVII в. на том же самом месте в с. Зачачье на р. С.Двина. Это было исполнено в начале XX в. по проектам и под руководством Императорской археологической комиссии.

Для
поселений бассейна р. Северная Двина (низовье - Холмогорский и часть Виноградовского района Архангельской области - в прошлом Холмогорский уезд; среднее течение - Виноградовский и  Верхне-Тоемский районы; и верховье - Красноборский район и прилегающая территория - в прошлом Сольвычегодский уезд Вологодской губернии) характерны селения приречные и на водоразделах. Планировки имеют уличную и смешанную формы, с различными постановками церквей. Были распространены погосты, встречаются обетные кресты. Наиболее распространенный тип храма - с шатровым завершением, но встречаются и пятиглавые храмы и многоглавые с небольшими шатрами, а также ярусные деревянные культовые сооружения  разных типов.
Шатровая церковь Петра и Павла в с.Ратонаволок, Холмог. р-н Арх. обл.
Рис. О.Севан, 1977
Георгиевский храм с крещатой бочкой в с.Пермогорье, Красноборский
 р-н Арх. обл.
Рис. О.Севан, 1975
Для бассейнов рек Пинеги и Мезени в Архангельской области характерны селения, расположенные, главным образом, вдоль рек; планировки - многорядные или рядные, а также уличные. Размещение церквей и часовен - вне или в конце поселений. Повсеместно распространены обетные кресты. Характерный тип храма - с завершением в виде шатра на крещатой бочке; имеются также клетские и шатровые храмы. Встречаются «часовни-амбаронки» (перестроенные из помещений амбаров).

В бассейне р. Вычегда (Ленский, Яренский районы Архангельской области, часть Республики Коми - в прошлом Яренский и частично Усть-Сысольский уезды Вологодской губернии) селения русских этого региона, как и народа коми, расположены вдоль рек. Имеют свободные, рядные, уличные и смешанные планировки. Постановка часовен - различна. Встречаются обетные кресты. Характерный тип деревянного храма для этой зоны нами не выявлен.


Примечания:
1. Из книги О.Севан. "Малые Корелы". Архангельский музей деревянного зодчества. Москва, Прогресс-Традиция. 2012.
2. С небольшими сокращениями и изменениями.
3. Разбивка текста  на смысловые отрезки - ведущего сайт.