Тормосова Н.И.
зав. научно-исследовательского отдела
Каргопольского историко-архитектурного музея

КАРГОПОЛЬЕ. ИСТОРИЯ ИСЧЕЗНУВШИХ ВОЛОСТЕЙ
Фрагменты из книги
The History of Kargopol Region parts by N.Tormosova

Формирование традиционных волостей
(из гл.1, ч.1)

История формирования основных групп сельских поселений на Каргополье начинается в период славянской колонизации.

П.А.Колесников — ведущий исследователь истории северного крестьянства эпохи Средневековья — выделил пять основных периодов (этапов) в процессе заселения Европейского Севера. Характеризуя первый, он отметил: «Интенсивный рост селений на Севере, особенно в регионе Северо-Западного Поморья, проходил на 1 этапе — ХII—ХV вв. и активизировался в ХIV-ХV вв., в период активного хозяйственного освоения края». Этому процессу дается следующее объяснение: «Татаро-монгольское разорение усилило движение народных масс в этот край. После вхождения в состав Московского государства Казани и Астрахани миграция крестьян на Север продолжалась. Развитие крупного землевладения в центре страны сопровождалось усилением крепостничества. Вместе с укреплением феодального способа производства и крепостнических отношений обострилась и классовая борьба, одной из форм которой стало бегство крестьян, в т. ч. в пределы Северной Руси. На втором этапе - конец ХV в. — 30-е гг. ХVII в. в данном районе, как и в Центральном Поморье, интенсивность строительства деревень снижается».

Двигаясь вдоль основных путей сообщения, которыми служили реки и озера, славянские поселенцы постепенно заселяли и осваивали северную землю. М.В.Витов пишет: «Водные магистрали по нескольким причинам обрастали поселениями: 1. Это были экономические нервы региона - единственно удобные дороги при почти полном отсутствии тележных дорог; 2. Реки и озера были источниками рыбных промыслов; З. Большинство удобных для обработки земель на Севере расположены по берегам узкой лентой, причем иногда через 100—200 м от реки уже начинается "сузем" (видимо, непроходимый лес - М.З.).

Из всех известных форм сельских поселений на Севере, и особенно в Северо-Западном Поморье, преобладала деревня. Необходимо отметить, что значение термина «деревня» в ХVIII - начале ХХ в. значительно отличается от того, что называлось деревней в ХVI—ХVII вв. В более позднем значении — это поселение, состоящее из нескольких или многих дворов, поставленных поблизости друг от друга. Из описаний писцовых книг ХVI-ХVI вв. выступает несколько другая деревня — малодворное или однодворное поселение. Причем само поселение с окружающей его возделанной землей составляли одно целое. В первые века освоения славянами Севера однодворные деревни значительно преобладали, а затем их дворность медленно, но неуклонно возрастала (конец ХVI в. -- 2,4 двора на деревню; 20-е гг. ХVII в. — 4,9; 70—80-е гг. ХVII в. — 5,0).

На Каргополье, как и везде на Русском Севере, деревни обычно концентрировались на определенных территориях, наиболее удобных для хозяйственной жизни. Постепенно возникали кусты поселений, в которых в среднем было от 10 до 50 деревень, что зависело от возможностей земли и от близости к основным торговым путям. Эти кусты поселений хозяйственно и административно объединялись в особую организацию — волость.
В энциклопедии дается следующее определение: волость - территория в Древней Руси, подчиненная одной власти, преимущественно княжеской.  К понятию «волость» обращались многие исследователи. По мнению историка ХIХ в. Б.Чичерина, «волость», вероятно, была первоначальным общинным делением славянских племен: «Крестьяне в древности жили разрозненно, села и деревни состояли из немногих дворов, т. е. первой общественной единицею была волость». Постепенно в значении «объединение сельских поселений» стал употребляться только термин «волость».  Ю.Готье дал определение волости, окончательно сформировавшейся в ХVI в.: «Как административно-территориальная единица волость составляла совокупность нескольких населенных пунктов, большею частью расположенных в одной меже, объединенных общей выборной организацией, имевшей целью обеспечение правильного несения тягла и отправление судебных и административных обязанностей внутри волости». Волость, о которой пойдет речь в данной книге, можно определить следующим образом: с одной стороны, это административная единица, с другой -- округа, где естественным образом на протяжении определенного времени сформировалась система сельских поселений.

Волость как административно-территориальная единица в пределах Поонежья сложилась к концу ХV в. Ее границы совпадали с хозяйственным ареалом, который занимала сельская община, что объясняется естественно-географическими условиями, в первую очередь наличием удобной для сельскохозяйственного использования земли. Сельская община, в свою очередь, была по церковному делению оформлена в сельский приход. Проследив по документам ХVI—ХVII вв., можно сделать вывод, что к концу ХVII в. сложилось практическое совпадение границ волости и прихода. Поэтому в основном центром волости, как и прихода, до конца ХVIII в. был погост. Чаще всего погост находился отдельно от деревень и состоял из одного или двух храмов и дворов причта. К концу ХVIII в. часть погостов сливается с ближайшей к нему деревней. Далее в тексте волость ХVI—ХVIII вв. будет именоваться традиционной волостью или волостью-сообществом.

Интересным и содержательным аспектом истории развития традиционной системы волостей является топонимика: «Топонимические названия на определенной территории складывались в течение длительного исторического периода. Существуя века (а нередко и тысячелетия), они переживают не только тех, кто их создал, но и сам язык, на котором возникли. А так как они появились не случайно, то служат драгоценными свидетелями прошлого» (Г.Керт., Н.Мамонтова). Анализ волостных названий в районе Верхней Онеги позволяет сделать вывод о том, что значительная часть традиционных волостей получила свои наименования в соответствии с особенностями географического местоположения куста поселений. Так, Надпорожская волость объединяла деревни по обоим берегам Онеги выше порогов; Устьвольская - деревни по берегам Онеги и Волошки, при впадении последней в Онегу. Эти названия явно славянского происхождения. К этой категории относятся все волости в верхнем течении р. Онеги, а также на территории т. н. Каргопольской Суши.

Лишь незначительная часть волостей имеет иное происхождение названий. Такое исключение составляют «пригородные» волости — Волковская и Павловская, которые, видимо, принадлежали в свое время новгородским боярам. И есть часть наименований, по поводу которых пока сложно сделать определенные выводы. Например, Рягово, Печниково... Как и в целом на Русском Севере, на Каргополье много волостных наименований, имеющих корни в дославянских языках. Волости с «нерусскими» именами расположены в основном вблизи крупных озер. Например, волости Тихманьга, Ухта, Лёкшма и др. расположены в нижнем течении рек, впадающих в оз. Лаче.

К началу ХVI в. процесс формирования волостей в Поонежье в основном закончился. По берегам р. Онеги до Белого моря широкой полосой расположились 25, на берегах основных притоков - 14 волостей. Остальные волости сформировались вблизи озер и менее крупных рек.
Всего к концу ХУI в. в Каргопольском уезде насчитывалось 76 традиционных волостей.


(Сегодня в Кенозерский национальный парк.
входит только одна волость бывшего
Каргопольского уезда. Поэтому печатаем
частично этот раздел книги. М.Зак)

Лекшмозерская волость
(из гл.3, ч.2)

Лёкшмозеро — это округа, в настоящее время состоящая из трех небольших кустов деревень — Лёкшмозеро, Орлово, Труфаново. Главная деревня - Морщихинская.
От г. Каргополя по Пудожскому тракту до Орлово 61 км, до д. Морщихинской 75 км.

Из истории...

На западной окраине Каргопольского уезда, в 80 км от Каргополя, на водораздельной границе между Поонежьем и Обонежьем к ХVI в. сформировалась Лекшмозерская волость. Она заняла достаточно обширную территорию, прилегающую к оз. Лекшмозеро. Лекшмозерская волость в документах ХVI—ХVII вв. писалась с двойным названием, а приход именовался по названию церкви: «Волостка Лекшмоозерская и Долгоозерская в Петровском приходе» (Сотная 1562 г., с. 378—382); «Волость Лекшмозерская и Долгозерская. На погосте церковь Петра и Павла, З двора церковного причта. Деревень 19, выставка 1, дворов крестьянских 93, людей 319» (Переписная книга 1648 г.).

В состав волости входило около двух десятков деревень… Лекшмозерские деревни объединялись в четыре куста деревень. Три куста — Лекшмозерский, Орловский и Труфановский — непосредственно связаны с оз. Лекшмозеро, Долгозерский куст находился при озерах к северу от него. Что примечательно, исторические самоназвания двух кустов документально фиксируются уже в ХVI в….С ХVIII в. состав лекшмозерских деревень не изменялся.

В конце ХVIII - начале ХIХ в. традиционная Лекшмозерская волость включается в состав крупной административной единицы - Кенозерская вотчина. При этом центр вотчины находился в д.Морщихинской (Лекшмозеро). Это можно объяснить более близким расположением Лекшмозерской округи к г. Каргополю.
В первой половине ХIХ в. лекшмозерские деревни входят в состав крупных административных образований: около 30 лет в Ошевенскую вотчину, около 20 лет в Воробьевскую волость (Верхняя Чурьега).
В 1840—1850-е гг. лекшмозерские деревни составляли Илекинское сельское общество Воробьевской волости, которое и получило свое название по имени д. Илекинской (Орлово)…

Наконец, в 1874 г. Лекшмозеро в своих естественных границах получило статус самостоятельной Лекшмозерской волости:
«Вследствие разрешения Олонецкого Губернского по крестьянским делам Присутствия от 14 февраля 1874 г. мною открыты Волостные правления 27 февраля Лекшмозерское и 2 марта Кенозерское. В составе первого входят общества Орловское, Долгозерское и Лекшмозерское, и второго Ряпусовское и Климовское. ...Лекшмозерское волостное правление в деревне Морщихинской возле Лекшмозерскаго погоста и Кенозерское волостное правление в деревне Ряпусовой. Для приема и сдачи корреспонденции означенные правления будут высылать от себя в каждую пятницу нарочного, Кенозерское на Архангельскую станцию [Архангело], а Лекшмозерское в г. Каргополь.
Мировой посредник 1 участка Мудров».

В 1870-е гг. в Лекшмозерской волости было создано три сельских общества: Лекшмозерское (сельское управление в д.Анфаловской), Орловское (сел. упр. в д.Воротниковской) и Долгозерское (сел. упр. в д.Ожегово). Волостное правление постоянно находилось в д.Морщихинской. К 1880-м гг. выделяется Труфановское сельское общество.
В 1890-е гг. в Лекшмозерской волости проживало: крестьян 961 муж. и 1218 жен., потомственных почетных граждан — З муж. и 1 жен.; мещан - 2 муж., 1 жен.

Традиционные соседние волости - Лядинская, Колодозерская (Пудожский уезд), Кенозерская, Ошевенская…

С 1991 г. территория Лекшмозерья входит в состав Кенозерского национального парка. С 2006 г. учреждения упраздненного Лекшмозерского сельсовета отошли в ведение МО «Печниковское».

К концу ХХ в. Лекшмозерская волость-округа значительно опустела: за прошедшие 100 лет оказались заброшенными 10 населенных пунктов; число жителей сократилось на 2000 чел. и в 2008 г. составляло 10 % от количества населения в Лекшмозерской волости в 1892 г.

В 8 км от д. Морщихинской, на берегах Масельгского озера, в 3 км друг от друга, располагаются две деревни: Масельга и Гужово. Недалеко от них, на вершине самой высокой горы в округе, стоит церковь Св. Александра Свирского. Через д. Масельгу проходит лесная дорога с Лекшмозера на Кенозеро  через д. Думино и Порженское. Также от Масельги отходит дорога в сторону бывшего Макарьевского монастыря (Макария). От Макария можно пройти на Ошевенск.

На западном берегу оз. Лекшмозеро расположены пять деревень с общим самоназванием Орлово. Орлово — это единственный лекшмозерский куст деревень, через который проходит Пудожский тракт. За Орловом тракт сворачивает на запад, к Пудожу. До д.Морщихинской вдоль озера идет дорога местного значения. Деревни, составляющие Орлово, вытянулись вдоль Пудожского тракта более чем на два километра. Сведения за 1878 г.: «...деревня Илекинская. При ней две часовни, ночлежное арестантиское помещение. Деревня Воротниковская. При ней сельское управление, земская станция».

Территория Лекшмозерской волости-округи достаточно хорошо изучена. Это связано с географической и этнографической привлекательностью этих мест, а также с тем, что Лекшмозерье с начала 1990-х гг. входит в состав Кенозерского национального парка (КНП), администрация которого инициирует проведение исследований на территории парка. В 2000-е гг. опубликовано достаточно много материалов, посвященных Лекшмозерью и Кенозерью. В первую очередь необходимо отметить одно из последних изданий — «Небеса и окрестности Кенозерья». В аспекте изучения традиционных сельских поселений большой интерес представляют материалы Ю.Критского и научные статьи в сборнике «Культурный ландшафт как объект наследия». И, конечно, до сих пор остается актуальной книга «Традиционный уклад Лекшмозерья», где опубликованы результаты исторических и этнографических исследований Г.Мелеховой и архитектурно-планировочных изысканий В.Носова.

Лекшмозеро - деревня Морщихинская

В течение ХХ в. деревни Морщихинская и Анфаловская, расположенные на северной оконечности озера, слились…
Впервые они были описаны в Сотной за 1562 г. К концу ХVIII в. это уже довольно населенные деревни. По сведениям на конец ХIХ в., их можно смело отнести к разряду крупнодворных селений. В Олонецком сборнике за 1894 г. указаны местные названия, которых у каждой из двух деревень было несколько. Старожилы до сих пор сохраняют историческую топонимику, по которой эти деревни разделяются на несколько концов, каждый из которых имеет свое имя: «По словам местных жителей, Лекшмозеро составили так называемые деревни или околотки - Погост, Калинино, Дьяково, Лутьяново, Гора, Мартыново и Подлеша (или Подлешье)» (Мелехова Г.Н. Традиционный уклад ]Iекшмозерья). Можно предположить, что небольшие селения, существовавшие на одном, достаточно небольшом, пространстве, были объединены переписчиками в две деревни уже в середине ХVI в. Таким образом, под именем Морщихинской подразумеваются две слившиеся деревни - Морщихинская и Анфаловская. Традиционно они являются административным и духовным центром всей Лекшмозерской волости-округи.

Лекшмозерский приход

Первые письменные сведения о церкви Св. Петра и Павла на Лекшмозерском погосте относятся к ХVI в. (см. выше). В 1823 г. деревянная церковь погибла от пожара. Через несколько лет на погосте строится новая каменная церковь: «Церковь построена в 1829 г. тщанием прихожан... Зданием каменная, пятиглавая, с такою же колокольнею, крепка, прочна. Престолов в ней три: в настоящей холодной во имя святых апостолов Петра и Павла, а в теплой при ней второй на правой стороне святого великомученика Дмитрия Солунского, третий на левой святого пророка Ильи». Далее, в этом же документе описываются другие храмы Лекшмозерского прихода: «В приходе сем четыре часовни, а именно: во имя Тихвинской Божьей Матери в д. Хвалинской в 7 верстах от церкви, деревянная,   построена крестьянами той же деревни в 1790 г. ...святых мучеников Флора и Лавра от церкви в полуверсте, деревянная, построена крестьянами по завещанию издревле, а неизвестно когда; святого великомученика Георгия, деревянная, в д. Козариновской, от церкви в 8-ми верстах, построена той деревни крестьянами издавна... Владимирския Божия Матери, деревянная, при д. Илекинской от церкви 10 верст, а от деревни оной 2 версты, построена той деревни крестьянами, а неизвестно когда...» Из документа за 1869 г.: «При деревне Морщихинской состоит Лекшмозерский погост. Одна церковь во имя Св. Апостолов Петра и Павла с колокольнею каменные». Церковь сохранилась. В 2000-е гг. проведены реставрационные работы.

В середине ХIХ в. около д. Масельги строится деревянная церковь Св. Александра Свирского на Хижгоре, освященная в 1871 г. В конце 1990- — начале 2000-х гг. храм отреставрирован, и в нем проводятся службы. В 1895 г. в д.Казариновской (Труфаново) Георгиевская часовня перестроена в церковь….

Вернуться на страницу "КАРГОПОЛЬЕ".

Примечания:
1. Из книги Н.Тормосовой "Каргополье. История исчезнувших волостей", Каргополь, 2011.
2. С небольшими сокращениями.
3. Схема расположения волостей - из книги Н.Тормосовой.
4. Автор фотографии -
М.Кулешова.
5. Другие сведения - о
Морщихинской, Масельге, Орлове, Думино.
6. Другие работы
Н.Э.Тормосовой.