Ю.С.Ушаков

УРОКИ НАРОДНОГО ОПЫТА
(из книги «Ансамбль в народном зодчестве русского Севера»)

Только люди, чувствующие будущее, осознают,
что традиция существует и живет.
К.Танге
Архитектурные решения, проверенные веками,
помогают нам глубже понять
сокровенные потребности и запросы человека.
Ле Корбюзье

Суммируем все наши наблюдения и выводы... попробуем собрать вместе все полезное и ценное, накопленное опытом народа в этой области.

Прежде всего можно отметить наследование архитектурной средой, создававшейся народом, основных закономерностей природной среды как наиболее близкой и понятной человеку, выросшему в ней, а также включение природных элементов в общую, композиционную систему селений и общественных центров как равноправных компонентов, что приводило к созданию архитектурно-природных  ансамблей.

Для народного подхода к организации жилой среды характерен глубокий и всесторонний анализ природных качеств выбираемого для селения места с учетом функциональных и эстетических его достоинств. Под влиянием природно-климатической специфики Севера в итоге отбора здесь были выработаны региональные планировочные приемы, отразившиеся как на размещении самих селений (с ориентацией жилых домов на юг, юго-восток и юго-запад, с природной защитой от ветров и паводковых вод), так и на группировке жилых домов и хозяйственных построек в целях создания масштабных пространств и зоны ветровой тени. Необходимо отметить также полное неприятие народным зодчеством каких-либо геометрических систем планировок как совершенно несвойственных природе. Важная и характерная черта народного подхода в организации жилой среды — учет психологической необходимости постоянной ориентации человека в ее пространстве.

Это отразилось в соблюдении сомасштабности человека и величины организуемого пространства, устройстве и размещении в крупных селениях общественных построек как системы зрительной ориентации (внешней и внутренней), устройстве высоких храмовых сооружений (при этом внутренний объем их использовался зачастую на одну треть или четверть высоты), прорубке просек и подрубке подроста для поддержания зрительных связей между жилыми и общественными постройками, в дальней ориентации сухопутных дорог на вертикали храмовых комплексов.

Отметим также формирование своеобразного типа жилого дома (дома-двора под одной кровлей), отвечавшего климатическим условиям русского Севера и обладавшего следующими характерными особенностями: компактностью объема с минимальным количеством западающих и выступающих частей, что способствовало снижению теплопотерь, уменьшению снегозаносов и психологической надежности, повторяемостью планировочных схем жилых домов (для каждого региона) при индивидуальном объемном решении, позиции и декоре каждого дома.

Для среднерусского жилого дома-комплекса характерны модульность, укрупненный масштаб, упорядоченность деталей и элементов дома с помощью гибкой системы пропорционирования, основанной на принципе геометрического подобия, что приводило к цельности и ансамблевости всех построек селения, использование  дерева как теплоемкого, «здорового» в гигиеническом отношении и легко обрабатываемого материала, а также применение цвета в фасадах и интерьерах жилых домов с учетом цветовой и сенсорной недостаточности в условиях долгой северной зимы и в соответствии с закономерностями цветопсихологии.

Достойно внимания в северорусском деревянном зодчестве и использование художественного эффекта контраста тонкой резьбы и сурового сруба, а также прорезной резьбы в декоре дома, воспринимаемой силуэтно в небогатом солнцем северном климате.

Необходимо отметить тщательный выбор места для общественного центра с учетом основных визуальных связей и применение простейших, но эффективных композиционных систем планового взаиморасположения построек (диагональной и треугольной) в целях обеспечения оптимального восприятия общественного центра со всех направлений.

Наличие приемов пространственной организации, направленных на восприятие общественных зданий объемно, со всех сторон, — черта, ставшая характерной для всей древнерусской архитектуры. На этом основывается одна из национальных особенностей профессионального мышления народных зодчих.

Для народного зодчества характерно также использование в композиции селений и храмовых комплексов принципов подобия и контраста как в сочетании природных и архитектурных элементов (подобие порядков домов и хозяйственных сооружений. естественно следующих изгибам холмов и берегов реки, озера, моря, и контраст вертикалей культовых построек горизонталям северного ландшафта и жилой застройки), так и при формообразовании самих сооружений (подобие — повтор и контраст различных форм покрытий общественных построек).

Важнейшим качеством архитектурного творчества народа является забота о зрительной комфортности жилой среды, основанной на соблюдении закономерностей визуального восприятия. Это сказалось в наличии постоянной взаимосвязи между высотами построек и расстояниями между ними, в размещении всех компонентов храмового комплекса в пределах двух высот наибольшего по высоте сооружения, оптимальных для их полноценного восприятия, а также в размещении жилых домов за пределами двух высот наибольшего по высоте сооружения общественного центра. Это и умелое использование известного свойства человеческого глаза остро реагировать на силуэт, что отразилось и на учете силуэтного характера скатных кровель жилых домов, и особенно в многообразии форм покрытий общественных сооружений, выразительность силуэта которых способствовала запоминаемости образа селения.

Характерно и наличие гармонического сочетания прямолинейных и криволинейных контуров в силуэте храмовых ансамблей при условиях минимального количества средств и прямолинейности самого строительного материала.

Важной особенностью народного подхода к организации жилой среды представляется соблюдение масштабности человеку как при возведении самих построек, так и при организации пространств между ними, тесно связанных с пределами зрительного восприятия,— качество почти утерянное в современном профессиональном проектировании, но без соблюдения которого не может состояться ни  один ансамбль. Одна из важнейших сторон народного зодчества, выявленная в ходе исследования, — подлинное искусство оперировать пространством так же, как и архитектурной формой...

Народное зодчество всегда базировалось на неукоснительном соблюдении принципа неповторимости каждого сооружения при повторяемости его элементов. При одинаковой традиционной (для какого-либо региона) схеме планировки жилого дома — бесконечное разнообразие пропорций и деталей, при канонической схеме культовых сооружений — множество различных сочетаний традиционных форм, каждый раз создающее своеобразие облика.

Проведенный анализ рождает мысль о том, что характерные национальные черты присущи не столько отдельным архитектурным формам и сооружениям, сколько системам их пространственной и композиционной организации, и именно эти особенности заслуживают пристального внимания при изучении архитектуры народа.

Все выявленные особенности, собранные воедино, создавали гармоничное и слаженное жизненное пространство, рождали неповторимый художественный облик каждого северорусского селения, а это неизбежно находило отражение в настроении людей, в их привязанности к «своему» селению, так тесно и прочно соединенному со «своей» рекой, озером, берегом моря. Этот конечный итог народного опыта в создании оптимальной среды обитания нам особенно дорог, в этом и состоит один из главных его уроков.

------------------

...Итак, говоря о практической ценности нашего наследия, необходимо прежде всего остановиться на таких жизненно важных для будущего селения факторах, как выбор места, связь его с природной средой и пространственная организация. Народный опыт доказывает, что успех формирования композиционной основы селения связан с наличием в выбранном месте характерного природного элемента (излучина реки, залив, полуостров, высокий берег, холм и др.). Эстетические достоинства ландшафта — важнейшей составной части северорусских селений — обязательно учитывались при выборе места и высоко ценились народом. Обследованиями автора отмечено в селениях или вблизи них немало более интересных видовых точек с панорамным обзором, зафиксированных скамьями  и специальными местами для проведения праздников. Вывод о первичности натурной объемно-пространственной, а не планировочной организации жилой среды, приводившей к органической связи планировочной структуры селения с путями зрительного притяжения, весьма важен для современного проектирования. Из него следует, что для успешного освоения будущего жилого пространства нужен прежде всего замысел (сценарий) опорного плана зрительных акцентов, связанного с природной основой.

Одновременно важны и наличие естественной защиты от господствующих ветров, и учет уровня паводковых вод, и обеспечение оптимальной ориентации по солнцу жилых домов, согласованной с рельефом. Невнимание к выбору места приводит к тому, что немало новых поселков на Севере ежегодно страдает от весенних разливов, вымывающих верхний плодородный слой почвы. Вода уходит, и поселки остаются утопать в песках и суглинках, без зелени. Трудно назвать пока современное селение, так же точно и тонко использовавшее природную ситуацию и для приобретения своего художественного лица, и в функциональном отношении, как исторически сложившиеся северорусские селения.

Немало полезного могут дать народные приемы планировки селений. Просты и разумны планировочные приемы, создающие замкнутые и масштабные жилые пространства с взаимной защитой жилых домов от господствующих ветров. Ощущение полной естественности оставляют плавные изгибы порядков домов и улиц, вторящих природной основе.

Разумно присмотреться и к типичному для русского Севера гнездовому способу расселения, позволившему формировать (во времени и пространстве) крупные жилые образования, объединяемые природной средой, в единую функциональную и зрительно обозреваемую систему. По сути дела, это прообраз групповой системы расселения, позволяющей создать гибкую дифференцированную сеть бытового и культурного обслуживания обширного «созвездия» населенных мест. Все обследованные гнезда селений напоминают нам о возможности и необходимости включения в природную среду каждого жилого элемента и психологической необходимости постоянной ориентации человека в освоенном жилом пространстве. Оба эти фактора сегодня часто нарушаются: очевидные достоинства природной среды не учитываются при проектировании, пределы зрительного восприятия попросту забыты, хотя при возросших размерах современных селений необходимость в пространственной ориентации намного увеличилась.

------------------

...Не менее важен и выбор места для общественного центра. Северорусские селения здесь дают немало примеров, доказывающих,  что эту важную задачу можно решить интересно, разнообразно, в слитном единении природной основой, Сегодня удачных примеров мало и в этой области: пока преобладает размещение построек общественного центра в ряду с жилой застройкой. Почти забыт столь характерный для русского зодчества островной прием размещения, обеспечивающий широкое раскрытие основных построек селения.

Общественный центр крупных северорусских селений — это группа уникальных сооружений, связанных единством материала, модуля и традиционных архитектурных форм, объединенных в единый ансамбль, определяющий лицо селения. Современный общественный центр, в принципе, должен быть тем ж самым.

В крупных сельских жилых образованиях это уже система общественных центров, объединенных единством замысла.

Опыт пространственной организации северорусских гнезд селений говорит о необходимости создания систем объемных ориентиров, совпадающих с центрами общественного притяжения, которых сегодня так не хватает и в сельских населенных местах, и в новых городах и районах, ориентиров, особенно необходимых при свободных (непериметральных) приемах планировки и резко возросших размерах жилых пространств. Многовековой народный опыт свидетельствует о том, что постоянная возможность ощутить свое место в пространстве жилой среды положительно влияет на эмоциональную настроенность человека.

Современный общественный центр, отвечающий всем социально-культурным проблемам населения, — это, скорее, центр общения. Притягательности центра, его неповторимости должно способствовать все: и точный выбор места, обеспечивающий хорошую обозреваемость, и кооперирование всех служб и объединенный единым композиционным замыслом комплекс, проектирование которого ведется по индивидуальному проекту либо с привлечением выразительных и запоминающихся по силуэту архитектурных форм, контрастных жилой застройке, либо объединением  его с многоэтажным зданием, каким может  быть гостиница или молодежное общежитие, либо с помощью активного включения в систему общественного центра зеленого массива парка. Путей решения много, важно, чтобы центр селения стал единственным и неповторимым. Характерно, что при общности композиционных приемов каждый из существующих и реконструированных храмовых ансамблей северорусских селений глубоко индивидуален, несмотря на относительно небольшой набор традиционных форм деревянного зодчества.
                             ---------------

Весьма поучительно для современного проектирования постоянное соблюдение в народном зодчестве законов зрительного восприятия, выразившееся в размещении построек ансамбля относительно друг друга на расстояниях двух высот, а также в оптимальных для восприятия и масштабных человеку пространствах между общественными центрами и жилыми домами, нередко сегодня завышаемых. Народный опыт напоминает что успешное проектирование селения и общественного центра тесно связано с умением проектировать пространство, воспринимаемое человеком.  Сегодня это  одно из «узких» мест проектирования. Признаемся, что современное профессиональное проектирование «забыло» о многих жизненно важных вопросах, решение которых в народном зодчестве считалось само собой разумеющимся.
Одно из забытых качеств народной архитектуры — наличие выразительного силуэта. В условиях северной освещенности внимание к силуэту общественного центра было весьма оправданно. Сколько выдумки и фантазии  вложили народные мастера в поиски силуэтного многообразия главных строений в селениях; делалось это вполне осознанно, с пониманием важности задачи. Здесь и умелые приемы расстановки построек (принципы которых могут быть с успехом применены и в современном проектировании), и неутомимый поиск форм их завершений и вариантов сочетаний из них с учетом проекции силуэта на закатную или восходную стороны горизонта. Эта проблема требует особого внимания и, конечно, не может быть решена без целенаправленного творческого поиска с помощью одних только упрощенных форм с прямолинейными очертаниями.

------------------

Большего внимания требуют и особенности северорусской природы и климата. Не зря же национальное в архитектуре непременно связывается с местными природными и климатическими условиями. Именно они, равно как и местные строительные материалы, сказываются в первую очередь на своеобразии архитектурных построек. Народ всегда верно угадывал ту архитектуру, которая отвечает и требованиям климата, и тектонике строительных материалов. Вписываясь в конкретную природную среду, такая архитектура естественно дополняет ее....

Народный опыт учит вниманию к солнечному свету и теплу в условиях Севера. Это отражалось и на ориентации домов, и их размещении вне теневой зоны соседа, и на расположении окон, входов и крылец. Направление господствующих ветров сказывалось на приемах планировки и устройстве глухих стен с наветренной стороны. Да и сама цельность  объема северорусского дома способствовала максимальной обтекаемости ветровыми потоками, уменьшению теплопотерь и снежных заносов. Убеждает и практичность скатных крыш северорусского дома с выверенным пределами уклона (от 15 до 30°), удобных для стока воды и сдувания снега. Применение плоских кровель в северных областях, проникшее сюда под влиянием моды, неуместно и неэкономично, к тому же скатные кровли создают столь необходимый на Севере силуэт — в этом убеждает уже и современный опыт жилого строительства...

------------------

Полезно внимательно присмотреться и системам  пропорционирования, применяющимся в народном зодчестве. Простой в своей основе принцип геометрического подобия позволял достигать большого разнообразия композиций жилых домов внутри одной устоявшейся планировочной и объемной схемы. Принцип геометрического подобия может найти широкое применение и в современном сборном строительстве, в том числе в блокированных и секционных домах.

------------------

Народный опыт преподает нам урок и в логике использования цвета в условиях Севера. Современные исследования в области цветопсихологии целиком подтверждают правильность народной традиции в выборе самих цветов, в мере их использования в целях компенсации цветовой и сенсорной недостаточности в условиях длительной зимы. Богатейший опыт, накопленный народом в этой области, еще ждет своего исследователя.

------------------

И, наконец, о материале. Усадебный тип дома в один-два этажа, право на жизнь которого после необдуманных экспериментов с многоэтажным строительством окончательно утвердилось, тяготеет к использованию местных строительных материалов, не требующих  дальних и сложных перевозок. В северных областях и республиках это — дерево, значение которого как современного строительного материала все еще недооценено. В пользу этого материала свидетельствует и опыт Финляндии, скандинавских  стран и Канады.

Дерево — материал доступный, легко добываемый, издавна справедливо почитаемый народом, строить из которого жилые помещения предпочитали и в пору расцвета каменного строительства. Проблема огнестойкости и долговечности дерева сегодня с успехом решается с помощью химии...

Замечено, что бревенчатые и брусовые дома значительно больше отвечают психологической потребности северянина в надежности защиты от непогоды, чем панельные засыпные дома.

------------------

С компактным теплоемким объемом северорусского жилого дома хорошо было согласовано и центральное размещение русской печи, длительно хранившей тепло в жилой части. Интересно отметить, что при многочисленных современных модернизациях старых рубленых домов, зафиксированных автором в Архангельской и Вологодской областях, русская печь оставляется всегда, и к ней добавляется огневая плита для быстрого приготовления пищи. Есть, вероятно, смысл подумать о модернизации самой русской печи, изменив источник теплоснабжения, но сохранив все ее положительные свойства.

------------------

Современный усадебный дом, естественно, изменился. Уменьшился объем хозяйственной части, но добавились такие элементы, как гаражи, мастерские, застекленные мансарды и веранды. Опыт самодеятельных реконструкций нередко весьма остроумных, необходимо обобщить и использовать в проектной практике. Заслуживает большего внимания и традиционный тип северорусского жилого дома-усадьбы под одной кровлей, более теплоемкий и позволяющий вести все домашние работы, не выходя на улицу....

Схема северорусского жилого дома была достаточно единообразна, но это вовсе не предопределяло однообразия, ибо дома, стоявшие в одном порядке или на одной улице, непременно отличались друг от друга. В этом собственно и состоит один из главных принципов народной архитектуры - неповторимость каждого сооружения при повторяемости его элементов. Этот принцип выдерживался во всех постройках, какого бы назначения они ни были — хозяйственного, жилого или общественного (культового). Соблюдение этого принципа и лежало в основе сочетания стилевой общности народной архитектуры со своеобразием и индивидуальностью каждого селения, комплекса, дома, т.е. в основе решения именно той важнейшей задачи, над которой мы работаем сегодня.

------------------

Чем пристальнее изучаешь наследие, тем отчетливее становится уверенность в том, что народный опыт способен ответить на многие вопросы, которые ставит перед нами современность. Следовательно, необходима постоянная возможность приобщаться к этому опыту и изучать его. В связи с этим нельзя не обратить внимание на до сих пор не решенную задачу комплексной, полноценной охраны народного наследия в северных областях Российской Федерации. Получивший у нас распространение за последние два десятилетия метод охраны памятников деревянного зодчества путем перевоза их в организуемые  вблизи столиц северных областей и республик музеи деревянного зодчества, гарантируя сохранность самих памятников, оставляет без внимания  природную среду — важнейший, как мы убедились, компонент любого ансамбля в народной архитектуре.

Перевозка отдельных памятников лишает возможности понять и изучить целое — комплекс северорусского селения, разобщает сложившиеся ансамбли. Невозможно и воссоздание ансамбля общественного центра на новом месте, ибо, как известно, природные условия не повторяются. Одна из причин некомплексной охраны наследия - в многолетнем изучении деревянного зодчества лишь по типологическим признакам. Неизученность целого — комплекса и ансамбля северорусского селения — оставила в тени эти важнейшие стороны зодчества народа и сказалась на выборе методики охраны. Принятый метод тяготеет к этнографическому музею, создание которого вполне допустимо на новом удобном для посещения месте. Пример такого этнографического комплекса — создаваемый в Малых Корелах музей Архангельской области (сейчас музей "Малые Корелы" - М.З.)

В основе же комплексного метода охраны, одним из видов которого является архитектурный  музей-заповедник, непременно должно лежать исторически сложившееся селение.  Оба метода охраны, сосуществуя параллельно, могут дополнять друг друга, давая возможность в каждом из регионов нашего севера знакомиться со всеми сторонами мастерства народных древоделов. Но до сих пор не взято под охрану ни одно северорусское селение, которое могло бы стать основой подобного заповедника.

Узкий подход к охране наследия выразился в том, что многие северорусские селения, достойные быть целиком под охраной (в том числе и большая половина из тех, что приведены в этой книге), попали в разряд так называемых неперспективных. Такое положение может привести к полной потере северорусского жилого комплекса как уникального памятника русской народной культуры, не говоря уже о том, что перевод коренного населения с издревле освоенных земель приводит к их запустению. Более разумной и перспективной представляется прокладка дорог к исторически сложившимся районам и селениям.

------------------

Идеальной формой комплексной охраны природной среды и народного зодчества, формой, которой давно необходимо дать право на жизнь, является национальный парк. Статут национального парка позволяет полноценно решить весь круг возникших проблем — от научно организованной охраны северного ландшафта в совокупности с исторически сложившимися селениями и ансамблями, упорядочения вопросов организации туризма до решения проблемы занятости местного населения и возрождения местных народных промыслов.
 
Обследования последнего десятилетия, проведенные автором на обширной территории Архангельской области, позволяют наметить границы зон, уникальных в природном и историко-архитектурном отношении, для создания приречно-озерного национального парка русского северо-запада (район Почозера, Кенозера, реки Кены и среднего течения реки Онеги - сегодня на части этой территории - Кенозерский национальный парк - М.З.) и приморского национального парка той же зоны (Онежский берег Белого моря с островами Онежской губы). Вместе с намеченным к осуществлению национальным парком «Кижские шхеры» на Онежском озере в КАССР они могли бы сохранить для многих поколений народную архитектуру в своей естественной среде (За прошедщие 30 с лишним лет после написания этой книги в Архангельской обл. кроме Кенозерского созданы Водлозерский, Пинежский и Беломорский национальные парки - М.З.)

Создаваемые этнографические музеи и несколько региональных музеев-заповедников, которые можно успешно организовать на основе исторических селений (в бассейнах рек Свирь, Вага, Пинега), удачно довершили бы решение проблемы комплексной и достойной охраны народного наследия, обеспечив тем самым возможность дальнейшего его изучения.

В трудных поисках путей возрождения высокой отечественной архитектуры как часто обращаемся мы к авторитету классиков и зарубежных мастеров, забывая или не догадываясь внимательно вглядеться в то, что рядом, на той же земле, в тех же климатических условиях на основе многовекового опыта создавал народ. Думается, что внимательное и уважительное изучение национальных корней народного зодчества, помноженное на выявление социальной и идейной сущности советской архитектуры, — наиболее верный путь такого возрождения.


Примечания:

1. Из книги Ю.С.Ушакова "Ансамбль в народном зодчестве русского Севера", Ленинград, Стройиздат, 1982 г.
2. С небольшими сокращениями.
3. Библиография опущена.
4. Разбивка по смыслу - ведущего сайта.