Ю.С.Ушаков

АРХИТЕКТУРНО-ПРОСТРАНСТВЕННАЯ И КОМПОЗИЦИОННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ СЕЛЕНИЙ
(из книги "Ансамбль в народном зодчестве русского Севера")
The architectural and compositional conditions
of Kenpark villages by J.Ushakov

Результаты обследований, проведенных в районах русского Севера, убедительно подтверждают простую мысль: если части целого (отдельные сооружения) создавались народными зодчими с большим мастерством, то и целое (деревня, село, гнездо селений) обладало теми же высокими качествами. Народ никогда не разделял два начала: функциональное и художественное. Два указанных начала особенно тщательно взвешивались при выборе места поселения: учитывались такие немаловажные особенности выбираемого места, как удобство сообщения, ориентация по солнцу, защита от господствующих ветров, уровень паводковых вод и...красота выбранного места.

В основе изучения пространственной структуры северорусских селений лежало натурное изучение...Во многих селениях пришлось побывать несколько раз по мере нахождения новых материалов.

Параллельно с обмерами велись фотофиксация селения и его фрагментов, а также зарисовки - реконструкции панорам с основных исторически сложившихся путей к ним (по воде и суше) с выявлением изменений силуэтной характеристики основных сооружений...

Неоценимую помощь при обследовании всех селений русского Севера оказали местные старожилы. Их память помогла выявить и графически восстановить не только несохранившиеся...строения, но и установить истинную картину состояния всех природных элементов...

Примеры архитектурно-пространственных решений
(на территории Кенозерского национального парка):

Семеново

Примером селения, в котором достаточно хорошо сохранились все элементы архитектурно-природного комплекса, может служить деревня
С е м е н о в о (Плесецкий район Архангельской обл.)...
Рис. 1 Деревня Семеново на
Кенозере.
Деревня, расположенная на одном из мысов южной части озера Кено (Кенозеро), имеет сравнительно редко встречающуюся на территории русского Севера замкнутую форму планировки. Здесь зтот прием был вызван природными условиями: узкий безлесный мыс, выбранный для заселения, был удобен, но открыт ветрам. Позтому основной порядок тесно расположенных домов был обращен не к воде, а внутрь мыса и укрыт за невысокой грядой. Дома, расположенные напротив зтого порядка, стоят под прямым углом к нему и ориентированы на юг. С противоположной стороны разрывы между домами прикрыты от северо-западных ветров поставленными поперек зимниками (Зимник - зимняя меньшая по объему в более легко отапливаемая часть северного дома) так, чтобы создать максимальную зону ветровой тени. Образовался хорошо защищенный от ветров замкнутый комплекс.
Рис. 2 Виды по стрелкам на рис.1:
верхний - по стрелке Б,
 нижний - по стрелке А

Такое расположение жилых домов, кроме того, способствовало созданию уютных и масштабных  человеку дворов, так необходимых при большой открытости озерного пространства, где человек проводит большую часть дня. В центре селения — вытянутая площадь: с юга она замыкалась двумя общественными амбарами (остался один) и часовней в роще, а с севера — лицевым торцом жилого дома. При обследовании была зафиксирована не только общая ситуация мыса с селением, но и проведен подробный обмер (горизонтальный и вертикальный) всей территории деревни и каждой постройки. В процессе обмера были обнаружены фундаменты нескольких жилых и хозяйственных построек. При нанесении их на общую схему обмера выявилась закономерность в размещении жилых домов с целью создания замкнутого пространства.

...Была сделана фотосъемка и зарисовка дворов с реконструкцией несохранившихся построек. В итоге система постановки домов выявилась настолько четко, что в северо-западном конце деревни при обзоре с лодки был обнаружен пробел. Предположение о существовании еще одного дома подтвердилось: опрос жителей показал, что на этом месте еще недавно стоял дом, перевезенный в 1969 г. в другое место.

Таким образом, был восстановлен планировочный и композиционный прием, учитывающий многие жизненно важные проблемы, обусловленные природой и климатом: благоприятная ориентация домов, защищенность от ветров при близком расположении к воде, создание психологически важного масштабного к человеку пространства. Когда позднее по обмерным крокам был сделан масштабный чертеж селения, появилось ощущение проектного чертежа, хотя ясно было, что такого проекта никогда не существовало и логичный во всех отношениях замкнутый планировочный прием деревни Семеново — результат коллективного творчества народа.

Зехново - Спицыно

Более сложным примером, при неполной сохранности сооружений, может служить реконструкция архитектурно-природного ансамбля двух селений Зехново и Спицино в южной части Кенозера. Два широких мыса, с двух сторон замыкавших один из заливов Майлахты, могли быть заселены, вероятно, (как и Семеново) еще в период существования Кенорецкого водного пути, соединявшего Онежское озеро с рекой Онегой. Удобные бухты озера, хорошо укрытые от ветров, способствовали быстрому заселению его берегов и островов, а большое разнообразие природных ситуаций стало причиной появления разнообразных планироночных и композиционных приемов. Относительная удаленность района озера способствовала длительной сохранности зтих приемов; ни одно селение здесь не затронуто пореформенной перестройкой. Район Кенозера сегодня — своеобразный заповедник для изучения народных традиций.
Рис. 3 Деревни Зехново и Спицыно. План
Оба мыса, на которых разместились деревни Зехново и Спицино, хорошо укрыты от ветров высокими лесистыми грядами морен. Помимо самой Майлахты селения имеют еще «свой» залив ("озерко"), защищенный тремя островами. Открытый к лахте природный «карман» образовал масштабную жилую зону для двух селений в пределах 1—1,5 км В отличие от Семеново, здесь мы имеем дело с двумя селениями — почти равноправными компонентами архитектурно-природного ансамбля и потому необходимо было восстановить облик обеих деревень. Несмотря на относительно хорошую сохранность селений Кенозерья, потери ощутимы и здесь. К моменту обследования (1978 г.) оба селения сохранили менее половины жилых и хозяйственных построек и только одно из двух общественных зданий.

В деревне Зехново к моменту обследования сохранилось 17 жилых домов из 35, в Спицино — 16 из 33. В Зехново несохранившиеся дома были в разное время разобраны за ветхостью, в Спицино же центр деревни вместе с Георгиевской часовней сгорел во время войны. В послевоенное время деревня Зехново была известна по сохранившемуся здесь памятнику архитектуры ХVIII в. — часовне Иоанна Богослова.

Необходимо было прежде всего восстановить все места и ориентацию несохранившихся жилых домов и хозяйственных построек, после чего можно было определить планировочную структуру селений. Поиски в фото- архивах не дали ни одного документа — в революционный и довоенный периоды обмеры и фотофиксация здесь не проводились. Следовательно, для восстановления облика селений необходим был опрос местных старожилов, которые и оказали неоценимую помощь. Благодаря их подробным рассказам удалось восстановить исчезнувший еще в довоенное время более древний прибрежный порядок рудных домов (топившихся «по-черному») в Зехнове, а также места, примерную планировку и ориентацию всех остальных домов и хозяйственных построек (гумна, амбары, бани, мосты).
В деревне Спицино с помощью старожилов удалось установить места сгоревших жилых домов и Георгиевской часовни, ее тип и внешний облик, а также уточнить все местные названия.

В итоге опроса и проведенных обмеров (взаиморасположение построек и их следов, горизонтальная и вертикальная съемка природной подосновы) появилась возможность сделать масштабный чертеж бухты со всеми природными элементами, с планами двух деревень, дорогами, мельницей и пр.
Рис. 4 Деревни Зехново и Спицыно. Панорама от д.Зехново
Реконструкции позволила сделать композиционный анализ архитектурно-природного ансамбля двух селений и в какой-то степени проследить его эволюцию. Судя по характеру планировки (прибрежно-рядовая), большому количеству бывших здесь рудных изб и времени постройки часовни Иоанна Богослова (ХVIII в.), деревня Зехново сложилась раньше. Смешанный тип планировки деревни Спицино (прибрежно-рядовой и уличный), характер домов и время постройки часовни говорят о том, что селение на этом месте сложилось не сразу. Первоначально оно располагалось северо-западнее на узком мысу, до сих пор носящем название Старина, и только позднее по мере разрастания заняло широкую часть мыса, и часовня была перенесена в центр селения.

«Буева гора» в центре деревни Зехново поднялась на 10 м над уровнем озера. Она и была увенчана часовней. На склоне "горы", где проводились все праздники, и сейчас хранились остатки древней языческой рощи. Это центр всего жилого пространства, подчинивший себе бухту, и основной ориентир с дорог и с воды при входе между островами из залива Майлахты. Центр деревни Спицино был более скромен и выделен только вертикалью (7 м) квадратного шатра Георгиевской часовни (не сохранилась-М.З.), верх которой всегда был виден из-за домов. Третьим композиционным элемент была часовня с обетным крестом, стоявшая на росстани между двумя деревнями у дороги в лес (не сохранилась).

Теперь, когда все постройки «заняли свои места», можно было проверить в натуре и на бумаге восприятие ансамбля с основных направлений. Проделанная реконструкция только вернула селениям их более ранний облик, но и еще раз наглядно убедила в высоком искусстве народа соединять природу и архитектуру в одно неразрывное целое.

[Подобным же образом] в Кенозерье восстановлены П о ч о з е р о (Филипповское), П о р ж е н с к о е, Г л а з о в о, В е р ш и н и н о, а также несколько пар селений: Г о р б а ч и х а - Т ы р ы ш к и н о, М и н и н о -
Е р ш о в о.

Филипповское, Глазово

Не менее интересны композиции центрального селения б. Почозерского погоста — села Ф и л и п п о в с к о г о, разместившегося на полуострове Почозера ...
Рис. 5 Село Филипповское. План
Рис. 6 Вид по стрелке А Рис. 7 Вид по стрелке Г
Композиция этого планировочного приема подчинена решению жизненно важных функциональных проблем, связанных с размещением селения на открытом полуострове, главные из которых — защита от ветров и создание замкнутой жилой среды.
Рис. 8 Деревня Глазово. План
Рис. 9 Деревня Глазово.
Вид от деревни Рыжково

В южной части того же Кенозера на полуострове, входящем в залив Серозеро, разместилась деревня Г л а з о в о. В целях защиты от ветров и создания замкнутого пространства место для заселения было выбрано на склонах холмов, обращенных друг к другу так, что дома Глазово с северо-востока и юго-запада оказались укрыты за холмами полуострова, с юго-востока деревню прикрывал противоположный берег Шуйлахты, а с северо-запада — лесистый остров Павшино. Таким образом, в отличие от деревни Семеново, где защищенность от ветров обеспечивалась только планировочным приемом, здесь замкнутость селению создавала умело использованная природная ситуация.

Оригинально и точно было выбрано место общественного центра: клетская часовня Св. Духа (ХVIII в.) с высокой шатровой звонницей поставлена была в самом узком и низком месте полуострова. Такой прием дал возможность всегда видеть часовню от деревень, лугов и полей на противоположных склонах холмов. Все вместе рождало ощущение защищенности, масштабности и уюта. Селения и часовня просматривались извне только с двух сторон — с запада от деревни Лепехтино и с востока от деревни Рыжково. Находясь здесь, просто трудно представить решение более логичное в функциональном отношении и более интересное в художественном.

Порженское

...Череда озер на севере Каргополья, лежащих между Лекшозером и Кенозером, когда-то была соединена протоками и через эту систему и реку Лекшма попадали в озеро Лаче к Каргополю. По этой водной системе и шло заселение озерного края.

Рис. 10 Село Порженское. План
Рис. 11 Село Порженское.
Панорама от реки Виленга
Рис. 12 Деревни Маселга и
Гужово. План
Рис. 13 Деревни Маселга и
Гужово. Панорама от Маселги.

В связи с удаленностью района селения здесь хорошо сохранялись и представляют интерес для изучения.

В 8 км от Кенозера, на берегу озера Порженского, стоит одноименное село, состоящее из двух деревень, разделенных оврагом (рис.10). В деревне Федоровской планировка смешанная: прибрежно-рядовая и "на лето", в Окатовской — "на лето". Таким образом, все дома имеют благоприятную ориентацию на восток и юг. Центр села — клетская церковь Георгия (ХVII в., тесовая обшивка — ХIХ в.), соединенная с колокольней, стоит в роще, обнесенной рубленой оградой.

Место для погоста было выбрано очень умело: он поставлен открыто в поле, на самом гребне пологого холма так, что со стороны села, озера и реки Виленги четко вырисовывается на фоне неба (рис. 11), причем вечером, от деревни Федоровской и от озера, — на закатной стороне . Изящный силуэт церкви, поддержанный высокими лиственницами рощи, организует все пространство жилой среды и воспринимается с юга, востока и севера. Дорога, идущая через село к Кенозеру, также ориентирована на вертикаль погоста.

Дальний ориентир применен народными мастерами для организации пространства вблизи двух деревень Маселга и Гужово (рис.12) на берегах озера Маселгского (Пежихирьё) (Каргопольский район). Здесь организующим центром для деревень, занявших наиболее удобные места, служит холм (по-местному — Хижгора) с часовней на вершине. Высокий холм (21 м) — естественное основание для относительно небольшой по размеру часовни. Вместе они зрительно собирают весь полукруг прилегающего пространства озера и его берегов (рис. 13).

Вершинино

Примером селения с фронтальной композицией может служить село
В е р ш и н и н о (Плесецкий район). Вершинино — центр бывшего Кенозерского погоста, расположено в северной, наиболее открытой части Кенозера.
Рис. 14 Село Вершинино. Фрагмент плана
Это была одна из стоянок на трудном пути к Белому морю. Три деревни села (Погост, Вершинино и Шишкино) укрыты от северо-западных ветров длинной прибрежной моренной грядой. У западной оконечности ее, на мысу, — деревня Погост, сохранившая элементы свободной планировки. Восточнее, огибая гряду, протянулся прибрежный порядок домов деревень Вершинино и Шишкино.
Рис. 15 Село Вершинино.
Панорамы с озера и от д.Погост
Большинство домов имеют благоприятную южную ориентацию. В композиции села хорошо заметна его уравновешенность: прибрежный порядок домов средней деревни Вершинино зрительно соединяет стоящие по бокам деревни Погост и Шишкино. Этому вторит и размещение общественных построек: группе каменных церквей деревни Погост на западном мысу отвечает компактный объем рощи с часовней на восточном мысу у деревни Шишкино. Центр композиции закреплен небольшой часовней (ХVIII—ХIХ вв.), удачно поставленной наверху гряды, над деревней Вершинино. Вся композиция села обращена фронтом на широкую часть озера и воспринимается с дальних точек как единое целое. Не вызывает сомнения, что как уравновешенность композиции села, так и фронтальность его восприятия учитывались при формировании трех деревень, двже если считать, что застройка их проходила неодновременно.

Горбачиха - Тырышкино
Зехново - Спицыно
Минино - Ершово


Изрезанность береговой линии с большим количеством заливов при холмистом рельефе характерна для Кенозера, второго по величине озера Архангельской области. В этом причина большого разнообразия композиционных приемов селений Кенозерья.
Рис. 16 Деревни Тырышкино
(слева) и Горбачиха. План

На противоположных берегах узкого залива в южной части озера разместились деревни
Г о р б а ч и х а -Т ыр ы ш к и н о. Высокие берега залива были удобны для заселения — береговые гряды прикрывали от ветров, а расположение залива позволяло ставить дома с благоприятной ориентацией (запад — восток). Первоначально обе деревни имели, видимо, свободную планировку, позднее появились элементы улиц, но в том и другом случае при размещении домов хорошо учитывался местный рельеф. Композиционным центром каждой из деревень служит роща с часовней. Местоположение их точно угадано: обе они как бы отмечают начало и конец залива, а роща у деревни Горбачиха служит, кроме того, ориентиром с озера при подходе к заливу.
Рис. 17 Деревни Тырышкино (слева) и Горбачиха. Вид на Горбачиху (сверху) от Тырышкино, вид на Тырышкино от Горбачихи

Благодаря небольшой ширине залива (150—250 м) обе деревни взаимно легко просматриваются. Природные границы залива создают масштабную жилую среду двух деревень. Дорога, соединяющая деревни и огибающая залив, проходит по самым высоким отметкам берега. Отсюда, от Луковой горы, открывается вся панорама залива с двумя деревнями на его берегах. Стоя здесь, можно по достоинству оценить народное мастерство организации жилой среды. Красота этих мест оберегается до сих пор. По свидетельству местных жителей, подрастающее мелколесье, закрывающее вид на залив с Луковой горы, периодически подрубается. При входе в деревни в окружении небольших рощ стоят придорожные часовни, как бы отмечающие начало селений.

В той же части Кенозера вблизи залива Майлахта на двух мысах разместились уже упоминавшиеся селения З е х н о в о - С п и ц и н о, составившие интересную парную композицию с некоторым преобладанием центра деревни Зехново. В северной части озера в конце залива Шуйлахта парную композицию составили деревни М и н и н о - Е р ш о в о.

Все обследованные селения свидетельствуют о полном неприятии каких-либо геометрических систем планировки как совершенно несвойственных природе. При выборе места для селения и его закладке первичной была не плановая (планировочная) организация, а объемно-пространственная, тесно связанная с природной основой, местами восхода и захода солнца, ориентацией в освоенной жилой среде и восприятием селения с основных направлений. Отсюда — естественное совпадение планировочной и пространственной систем селения с путями зрительного притяжения. Закономерности природного формирования так прочно вошли в сознание народа, что, создавая вторую — рукотворную среду, он переносил эти закономерности и на нее. Именно отсюда та тонкая согласоеанность природной среды и архитектурных элементов, поражающая нас и сегодня, ощущаемая особенно быстро при невольном сравнении с результатами профессионального проектирования, где часто жесткая абстрактная геометрия планировочных схем входит в противоречие с мягким и пластичным характером северного пейзажа. Народные принципы формирования жилой среды как в целом для селения, так и для центрального храмового комплекса были таковы, что позволяли им развиваться и усложняться во времени (появление сухопутных дорог, новых порядков домов. теплых церквей и колоколен в храмовых комплексах и т. д.). Пространственное формирование селений, не связанное заранее заданными жесткими рамками, развивалось, сообразуясь с условиями климата и природного ландшафта.

Отмеченная согласованность базируется прежде всего на принципе подобия. Жилые дома во всех планировочньих формах очень тонко вписаны в складки рельефа, в плавные линии берегов, всегда точно (и удобно) поставлены хозяйственные постройки. Особенно внимательно выбиралось место для общественного центра и почти всегда — это единственно верный вариант в данной природной ситуации. Соблюдение этого принципа обеспечивало архитектурной среде непредсказуемость восприятия, свойственное природе, рождало запоминающийся индивидуальный облик селения. При формировании облика и силуэта общественного центра применялся второй принцип согласованности — принцип контраста вертикалей культовых сооружений горизонталям северного ландшафта и вытянутым порядкам жилых домов. Здесь вступала в силу известная особенность психофизиологии зрения — переоценка вертикальных размеров по сравнению с горизонтальными. В связи с этим 3—5-краткое превышение высот храмов над высотами жилых домов воспринималось как более значительное.

Постоянно учитывалась психологическая необходимость ориентации человека в пространстве жилой среды. Для этих целей использовались общественные и иногда хозяйственные постройки. Сама природа подсказывала места постановки сооружений-ориентиров и их величины, зависевшие от внутренних размеров жилого пространства и обозреваемости (восприятия) селения с основных внешних направлений движения к нему. Пределы расстояний между ориентирами внутри жилой среды в соответствии с границами жилого пространства составляли 500—1500 м в селах и 2—4 км — в крупных гнездах селений. Внешнее же восприятие селений находилось в пределах 6—8 км.

Строительный опыт народа выработал и предельные расстояния между домами, равные 1,5—3 их высотам. Такое плотное размещение жилых домов создавало зону сплошной ветровой тени с взаимной защитой их от ветров. Обследования выявили интересные планировочные приемы расстановки жилых домов в селениях, сложившихся на местах, открытых ветрам, создававшие защищенные, замкнутые и масштабные человеку пространства.

Примечания:
1. Из книги Ю.С.Ушакова "Ансамбль в народном зодчестве русского Севера", Ленинград, Стройиздат, 1982 г.
2. Выбраны только места, находящиеся на территории Кенозерского национального парка. Деление на подразделы - ведущего сайта.
3. С небольшими сокращениями.
4. Все иллюстрации - из книги Ю.С.Ушакова.
5. Современное состояние описанных селений - см.
Перечень статей о селениях Кенозерья.

Другие материалы Ю.С.Ушакова и о Ю.С.Ушакове.