С.Забелло, В.Иванов, П.Максимов

РУССКОЕ ДЕРЕВЯННОЕ ЗОДЧЕСТВО

глава КУЛЬТОВОЕ ЗОДЧЕСТВО

...ЕСЛИ постройка богатых хором открывала перед зодчими большие архитектурные возможности, чем постройка простого жилого дома, то еще более благоприятствовало им в этом отношении строительство церквей: соображения утилитарного порядка и, во многих случаях, недостаток средств здесь менее связывали их, а к архитектурной выразительности здания предъявлялись более высокие требования. Создав блестящие образцы гражданского зодчества, старые русские мастера в церковных зданиях достигли еще большей законченности и силы. Особое значение культового зодчества еще и в том, что оно  сохранило до наших дней памятники XVII в. и даже XVI в., тогда как памятников деревянного гражданского зодчества более древних, чем XVIII в., не сохранилось.

Языческие храмы древней Руси
Мы ничего не можем сказать о древнейших культовых зданиях на Руси - языческих храмах. Древнейшие русские летописи говорят лишь о том, что такие храмы были, а описания славянских языческих храмов, сделанные западно-европейскими писателями Х-
XI вв., свидетельствуют, что храмы эти были почти всегда деревянными, украшались резьбой и росписью и имели иногда помещения со скамьями по стенам и со столбами, поддерживавшими потолки. Но эти описания относятся к храмам западных славян, которые могли отличаться от храмов славян восточных.

Вряд ли строители первых русских деревянных церквей могли заимствовать многое у зодчества тех стран, с которыми Русь имела торговые и культурные связи и откуда проникало к ней христианство. Византия и страны Кавказа не имели деревянного зодчества, а деревянная архитектура стран западной Европы, в первую очередь Скандинавии, развивалась в формах, совершенно отличных от русских.

Единственное, что могло быть принесено из этих стран вместе с новой религией, - это общая схема планировки церкви, состоявшей из большого помещения для молящихся и двух меньших - алтаря и притвора, заменявшегося в некоторых церквах обширной трапезной. Эта последняя находилась, быть может, в какой-то отдаленной связи с аналогичными помещениями языческих храмов.

Планы деревянных церквей
Каким же образом разрабатывали русские зодчие планы деревянных церквей сообразно этой схеме и в рамках тех возможностей, которые создавались строительным материалом и конструкциями?
Погост Юксовский,
Георгиевская церковь, 1493 г.
Село Панилово,
Никольская церковь, 1600 г.  Сгорела около 1940 г.
 Простейшим типом церкви была комбинация из трех прямоугольных срубов (клетей): большего для самой церкви и расположенных на восток и запад от нее меньших - для алтаря и притвора.

Стремление получить здание, возможно большее по площади, породило новую форму сруба, типичную для церковного зодчества, - восьмерик. Алтарь и притвор также прирубались здесь на восток и запад от основного сруба, а иногда, для увеличения площади, подобные прирубы делались также на север и юг от него. Такой тип храма именовался в летописях «круглым о двадцати стенах».

Той же цели увеличения площади здания служил и крещатый план, при котором венцы сруба образовывали в плане равноконечный крест.

Архитектурная выразительность  зданий
На указанных основных приемах плана зодчие должны были решить задачу создания таких построек, которые своими большими размерами и богатыми архитектурными формами отличались бы от жилых зданий и, находясь рядом с ними, подчиняли их себе и привлекали основное внимание зрителя. Длина бревен ограничивала размеры здания церкви в плане, и для того, чтобы сделать его большим, ему придавалась, путем увеличения числа венцов сруба, постановки его на подклет и устройства высокого покрытия, возможно большая высота, доходящая в отдельных церквах до 45-50 м.

Решающую роль в достижении архитектурной выразительности памятников монументального зодчества играл силуэт здания и, в частности; форма покрытия. Им уделялось значительное внимание и в жилых зданиях; однако в условиях обозрения главным образом с близкого расстояния большее значение приобретала детальная наружная обработка: резьба, раскраска, роспись.

Церкви стремились построить так, чтобы они привлекали к себе особое внимание зрителя: их силуэт на фоне неба был виден уже издалека и выделялся среди остальных зданий формой и высотой.

Древнейшие деревянные церкви на Руси
Летописи говорят о том, что деревянные церкви на Руси существовали уже во второй половине IX в., а начиная с конца Х в, строились в большом количестве, но лишь изредка летописцы отмечают те или иные особенности церквей и то лишь, когда последние чем-либо поражали их (например 13 верхов новгородской Софии, 989 г.). И едва ли не первым указанием на общий тип деревянной церкви является то, которое приведено в «Сказании о Борисе и Глебе»,. где говорится, что князь Ярослав Владимирович (начало XI в.) построил церковь в Вышгороде «клетски».

«Клетские» церкви
Термин этот (клетски, древяна клетски) часто встречается и позднее, обозначая церковь, построенную в виде прямоугольного сруба (клети), покрытого двускатной крышей и имеющего с востока прируб для алтаря, а с запада притвор или трапезную. Из всех видов церквей эти наиболее близки к жилым зданиям: те же двускатные кровли, подклеты, подобные подклетам избы, трапезная со скамьями по стенам, близкая к жилым помещениям изб, те же окна и крыльца. Конечно, иное назначение здания создало свойственный ему план и группировку объемов, а желание выделить его из среды жилых зданий заставило зодчего, не довольствуясь устройством главы с крестом на коньке кровли, делать и самую кровлю более крутой и высокой (Спас-Вежи, 1628 г.), часто с полицами и повалами внизу (Богоявленская церковь в Елгомском, 1644 г.), покрывать западный и восточный прирубы бочками (Усть-Паденга), а иногда устраивать такое же покрытие и над самой церковью (Троицкая церковь в Елгомском, 1716 г.) и пристраивать к ней с запада торжественное, о двух всходах крыльцо (Васильевская церковь в Чухчерьме, 1824 г. (?)), а позднее и колокольню.
Село Спас Вежи,
Костромской р-н Яросл. обл.
Преображенская церк. 1628 г. Утрачена в 2002 г.
Погост Елгомский,
Няндомский р-н Арх. обл.
Богоявленская церк. 1643 г.  Утрачена.
Каким же образом разрабатывали русские зодчие планы деревянных церквей сообразно этой схеме и в рамках тех возможностей, которые создавались строительным материалом и конструкциями?

«Клетские» часовни
Еще проще и ближе к гражданским постройкам были клетские часовни, все отличие которых от простого амбара заключалось в наличии у них главки с крестом (в ряде районов Вологодской области подобные часовни называются «амбаронками»), а в более поздних - и маленькой колокольни над входом.

Правда, некоторые часовни были более сложными, приближаясь скорее к клетской церкви; таковы часовня в Алферовском со своей высокой кровлей с полицами и часовня в Нижних Маркомусах, покрытая бочечной кровлей и окруженная с трех сторон галереей.
Дер. Алферовское, Черевковский р-н Арх. обл. Часовня (не найдена). Дер. Федоровская на р.Кене,
Приозерный р-н Арх. обл. Часовня.
(Ныне в музее "Малые Корелы").

Церкви с восьмискатными кровлями
Квадратный в плане сруб главной церкви иногда покрывался двумя пересекающимися двускатными кровлями с фронтоном на каждом фасаде. Это покрытие аналогично покрытию на восемь скатов новгородских каменных храмов XIV—XV вв. Таковы церкви в Уйме на Северной Двине, 1708 г., и в Помялове, 1694 г.(? - данные не найдены).
Село Уйма, Архангельский р-н Арх. обл. Никольская церк. 1708 г. Утрачена около 1950 г. Село Помялово, Ленинградская обл. Троицкая церковь, 1694 г. (не найдена).
Иногда вместо кровель с прямыми скатами делались бочки, и все покрытие превращалось в так называемую крещатую бочку (церковь в Палтоге, 1733 г.).

Восьмериковые шатровые церкви
Церкви, рубленые восьмериком, чаще всего имели шатровое покрытие. Трудно сказать, когда они появились впервые; во всяком случае, летописи говорят о том, что тип восьмериковой церкви с четырьмя прирубами (подобный церкви в Суре на р. Пинеге, 1587 г., и в 3аостровье, на Северной Двине, 1726 г.) уже существовал в конце XIV в., а к концу XV в. считался освященным традицией.
Выйский погост, Верхне-Тоёмский р-н Арх. обл. Ильинская церк, 1600 г. Утрачена в 1930-е гг. Село Заостровье, Виноградовский р-н Арх. обл. Богородицкая церковь 1726 г.
Сгорела в 1989 г.
Высота и монументальность центрального восьмерика с высоким шатром, увенчанным главой, подчеркивались невысокими прирубами, покрытыми бочечными или клинчатыми кровлями, и еще более низкой папертью, и их сочетание создавало совершенно исключительный по своей лаконичности и выразительности тип храма-башни (Выйский погост, 1600 г.). Неудивительно, что этот тип церкви, метко охарактеризованный древними писателями, как церковь «древяна вверх», был если не самым распространенным, то во всяком случае самым излюбленным у древнерусских зодчих и их заказчиков. Подтверждением этому является разнообразие вариантов этого типа, какого мы не находим у церквей клетских или ярусных, а также то, что в дальнейшем шатер увенчивает и крещатые и квадратные в плане срубы, где его существование не вызывается необходимостью. Наибольшее влияние на каменную архитектуру XVI в. оказала именно эта форма деревянного зодчества — форма шатра. Следует также отметить, что среди русских деревянных церквей, зарисованных иностранцами в XVII в., чаще всего встречаются шатровые. Церкви этого типа строились на Севере до самого конца XVIII в., несмотря на то, что уже с середины XVII в. Высшее духовенство запрещает их постройку, находя их не соответствующими «церковному чину».

Крещатые шатровые церкви
Крещатые в плане церкви, о которых упоминает летопись конца XV в., также увенчивались восьмериком с шатром, хотя здесь могло иметь место и другое покрытие. Такою была церковь в с. Уна, постройку которой клировые записи относили к 1501 г., таковы и более простые — Никольская церковь в с. Шуерецком (1595 г.) и церковь в с. Верховье на р. Уфтюге (XVII в. (?)).
Село Уна, Приморский р-н Арх. обл.  Климентовская церк. 1501 (?) г. Сгорела в 1892 г. Село Верховье,
 Тарногский р-н
Вологодской обл.  Богородицкая церковь XVII в. Год утраты неизвестен.
Близки к ним и церкви в с. Варзуга (1674 г.) и в с. Пияла (1685 г), где над средней частью креста вырастает сначала четверик, на котором уже возвышается восьмерик с шатром. Ветви креста покрыты (подобно тому как и в Унской церкви) не одною, но тремя бочками, возвышающимися одна над другой и создающими постепенный переход от четверика к восьмерику и шатру.

Шатровые церкви «восьмериком на четверике»
Простой квадратный в плане сруб, поставленный прямо на землю или на подклет, имеющий только западный и восточный прирубы или обстроенный ими со всех четырех сторон, также увенчивался восьмериком и шатром (Мал. Немнюга, 1643 г.; Пучуга, 1698 г.; Ростовское, 1755 г.; Конецгорье, 1752 г. и др.).
Село Пучуга, Верхне-Тоёмский р-н Арх. обл. Петропавловская церковь,
1698 (или 1788)г. Сгорела после 1945 г.
Село Конецгорье, Виноградовский р-н Арх. обл. Вознесенская церк. 1752 г. Сгорела.
Из дошедших до наших дней церквей этого типа наиболее древние относятся к первой половине XVII в. (Кургоминское*, 1623 г.; Малая Немнюга*, 1643 г.), и возможно, что применение шатра и восьмерика в качестве декоративного увенчания квадратного сруба явилось одним из первых проявлений свойственного всему русскому зодчеству XVII в. стремления к «преукрашенности» зданий, в особенности церковных.

Дальнейшее развитие шатровых церквей шло в этом же направлении. Зодчие стремились отойти от строгой монументальности и лаконичности восьмериковых церквей и достичь возможно большего богатства и сложности объема и силуэта здания. Это отчасти уже создавалось сочетанием четверика с восьмериком, которые нередко делались довольно высокими, что, вместе с постановкой здания на подклет, заставляло его казаться не столь мощным, но зато более стройным и легким, чем восьмериковые церкви. Галереи на выпусках бревен, высокие крыльца, покрытые бочками, приделы, имеющие такие же покрытия, и миниатюрные бочки (теремки), увенчивающие углы четверика, придавали зданию более живописный вид.

Такие детали зданий, как повалы, игравшие первоначально чисто служебную роль карнизов, поддерживающих свес кровли и в то же время красиво заканчивающих восьмерики и четверики зданий, были использованы в некоторых церквах второй половины XVII-XVIII вв. для придания им более замысловатого и необычного вида. Четверик рубился с повалом, и расположенные по странам света стены восьмерика ставились на верхние венцы повала. Таким образом, восьмерик, несущий шатер, был шире нижнего четверика и сверх этого еще имел повал у основания шатра.

Шатровые церкви прионежской школы
Не довольствуясь этим, строитель церкви в Кондопоге (1774 г.) сделал еще повал в средней части восьмерика, и это высокое здание оказалось расширяющимся снизу вверх три раза: в верхней части четверика, в средней части восьмерика и в верхней части его. Среднее из этих декоративных расширений, кроме того, еще украшено мелкими нашивными фронтончиками из досок.

Церкви такого рода (Кондопога, Линдозеро, 1634 г.; Гиморецкое, 1695 г. и др.) расположены на запад и юго-запад от Онежского озера и являются, видимо, произведением местной прионежской школы.
г.Кондопога, Карелия. Успенская церк. 1774 г.
Рис. Р.М.Габе
Село Согинцы, Подпорожский р-н Ленингр. обл. Никольская церк.
1696 г.
Эта школа внесла также некоторые изменения и в церкви, рубленые восьмериком: восьмерик церкви в Согинцах (1696 г.) увенчан кольцом фронтончиков, расположенных над повалом (по два над каждой гранью), над которыми возвышается второй, меньший восьмерик, несущий шатер.

Шатровые церкви пинежско-мезенской школы
Другая местная школа работала в восточной части бассейна Северной Двины (на реках Пинеге и Мезени) и создала тип церкви, покрытой «шатром на крещатой бочке». В этих церквах восьмигранный шатер ставился прямо на четверик, и основание его декорировалось четырьмя бочками, расположенными или по странам света (Юрома, 1685 г., Кеврола, 1712 г.), или по углам четверика (Дмитриевская церковь в Челмохте*, 1685 г.). Бочки эти нередко увенчивались главами и придавали зданию живописный вид, в особенности с восточной стороны, где к ним присоединялись такие же бочки, покрывавшие алтарь (Лампожня*, 1781 г.).
Погост Юромско-Великодворский, Лешуконский р-н Арх. обл.
 Михайло-Архангельская церковь,
1685 г. Сгорела в середине 30-х гг.
Село Кеврола, Карпогорский р-н Арх. обл. Воскресенская церковь, 1712 г. Разобрана в 40-х годах.
Усложненные формы шатровых храмов XVIII в.
В некоторых постройках XVIII в. восьмерик шатра превратился в несколько последовательно уменьшающихся восьмериков, расположенных один над другим (Ратонаволок, 1729 г.).
Село Ратонаволок, Емецкий р-н Арх. обл. Петропавловская церк. 1722 г. Сущ. Закрыта. Село Моржегоры, Емецкий р-н  Арх. обл. Иоакимо-Аннинская церк. 1726 г. Сгорела в 1977 г. Село Богословское, Шенкурский р-н
 Арх. обл. Трехсвятительская церк. 1783 г. Разрушена.
Это стремление к декоративному эффекту коснулось и самого шатра: в церкви с. Моржегоры (1726 г.) шатры церкви и придела имеют грани, подогнутые внутрь у основания, а в церкви с.Богословского под Шенкурском (1783 г.) грани шатра трижды расширяются и суживаются, придавая ему причудливый силуэт.

Многошатровые церкви
Это же стремление к большей живописности и богатству силуэта и объема здания привело к появлению церквей, увенчанных несколькими шатрами.
г. Кемь, Карелия 
Успенский собор 1714 г.
Погост Ненокса, Приморский р-н Арх. обл. Троицкая церковь, 1727 г. Реконструкция В.В.Суслова Село Селецкое,
 Емецкий р-н Арх. обл.
Воскресенская церк. 1673 г. Обмер Д.В.Милеева. Утрачена.
Если в трехшатровом Успенском соборе в г. Кеми (1714 г.) и пятишатровой церкви в Неноксе (1727 г.) боковые шатры еще нельзя назвать декоративными, так как первое из этих зданий является сочетанием трех церквей типа «восьмерик на четверике», а второе - одной восьмериковой и четырех «восьмерик на четверике», то необычайно вытянутые вверх и как бы прижавшиеся к главному восьмерику шатры церкви в Селецком* на р. Емце (1673 г.) уже производят впечатление декоративных. Вполне декоративен шатер, увенчивающий алтарный прируб церкви в Астафьевском* на р. Свиди (XVII в.), не говоря уже о пяти шатрах, стоящих на четверике Воскресенской церкви в Ракулах* (1766 г.) и двух шатрах церкви в Ухтомском* (1742 г.).

Село Среднепогостское, Черевковский р-н Арх. обл.
 Георгиевская час. XVII в.
Шатровые часовни
Шатровые часовни рубились или восьмериком, или восьмериком на четверике; главное отличие их от церквей, помимо уменьшенных размеров, заключалось в отсутствии алтарного прируба и в трактовке некоторых деталей, подчеркивавшей малые размеры зданий. Например, в часовне в с. Среднепогостском на р. Ерге (XVII в.) пропорции шатра отличны от пропорций шатров больших церквей и преувеличены размеры главы, полиц и повалов, в силу чего шатер, а вместе с ним и вся часовня кажутся меньшими (нет данных о сохранности часовни - М.З.).

Кубоватые церкви
Шатры церквей в Моржегорах и Богословском своей сложной формой напоминают другой вид покрытия--куб, применявшийся во второй половине XVII в. и в XVIII в. и порожденный все тем же стремлением к более замысловатым и сложным формат. Куб обыкновенно увенчивал квадратный в плане сруб и завершался одной (Пятницкая церковь 1666 г. в Шуерецком) или пятью (Троицкая церковь в Подпорожье, 1725-1727 гг.; Преображенская церковь в Турчасове, 1786 г. и др.) и даже девятью (Бережно-Дубровский погост, 1678 г.) главами.
Село Шуерецкое, Кемский р-н Карелии.
 Пятницкая церковь,
1666 г. Сгорела в 1947 г.
Село Подпорожье, Онежский р-н Арх. обл. Троицкая церковь, 1727 г. Утрач.

Куб, напоминавший своим силуэтом бочку,. обычно увенчивавшую алтарь, придавал всему зданию особую цельность и выразительность. Увенчанный пятью главами (четыре по углам куба и одна в центре), он хорошо вязался с типичной для берегов р. Онеги (места наибольшего распространения покрытий кубом) сложной трехлопастной бочкой, покрывавшей троечастный алтарь.

Реже встречается куб на восьмигранном основании. Единственным дошедшим до нас примером такого покрытия, венчающего основной восьмерик церкви, является куб Никольской церкви в 3ачачье (1687 г.), где эта форма заменила в 1748 г. старое покрытие, уничтоженное пожаром.
Село Турчасово, Плесецкий р-н Арх. обл.
 Преображенская церковь, 1786 г.
Село Зачачье,
 Емецкий р-н Арх. обл.
 Никольская церковь, 1687 г. Закрыта.
В Успенской* церкви в Чекуеве (1675 г.), срубленной восьмериком на четверике, куб выглядит луковичной главой на восьмигранном барабане.

Ярусные церкви
Если шатры типа моржегорского или богословского напоминали своими формами кубы, то ярусные основания их в Согинцах и Ратонаволоке заставляют вспомнить о церквах, верхи которых решались в виде нескольких уменьшающихся срубов, поставленных один на другой. В плане эти церкви повторяют все те же схемы: прямоугольный или квадратный сруб, восьмерик с двумя прирубами и двадцатистенник. Наиболее просты из них церковь в Пермогорье (1665 г.), кубический сруб которой увенчан крещатой бочкой, несущей три главы, и Ильинская церковь 1690 г. в Белозерске, где четверик и глава на восьмерике поставлены на кубический сруб церкви.
Село Пермогорье, Красноборский р-н Арх. обл.
 Георгиевская церковь,
1665 г.
г.Белозерск,
 Вологодская обл.
 Ильинская церк. 1690 г.
Тип церквей, покрытых на восемь скатов, дал путем постановки четверика на четверик замечательную церковь в Ширкове (1697 г.) и церковь в Палтоге (1733 г.); в последней прямоскатные кровли заменены бочечными.
Погост Ширковский, Осташковский р-н Калининской обл.
 Предтеченская церк., 1697 г. действ.
Село Палтога, Вытегорский р-н,
Арх. обл.
 Богоявленская церк. 1733 г.
Село Верх. Кокшеньга, Тарногский р-н,
Арх. обл.
 Афанасьевская церк. 1798 г. Утрачена.
Если эти церкви могут быть в отношении общей композиции связаны с клетскими, то церковь в с. Богослове на р. Ишне (1687 г.) похожа на шатровую, рубленую восьмериком на четверике, но восьмерик здесь покрыт невысокой кровлей, увенчанной вторым восьмериком с главою над ним.
Село Богословское на р.Ишне, Ростовский р-н Яросл. обл.
 Иоанно-Богословская церковь,
1687 г.
 Такова же и Афанасьевская* церковь на Верхней Кокшеньге (1798 г.), где количество восьмериков дошло до трех. Существуют ярусные церкви и на восьмериковом основании; таковы церкви в Холме Ярославской обл. (б. Костромской губ., XVIII в.) и Березовце на Ноле (XVIII в.), первая из которых по плану не отличается от простейших шатровых церквей (например Панилова), а вторая - от двадцатистенных, но их восьмерики несут крещатые бочки с пятью главами на них.

Многоглавые церкви
Ярусные церкви не вполне удовлетворяли зодчих, стремившихся к еще большей сложности и богатству форм.

Для достижения этой цели увеличивалось число глав, превышавшее в некоторых зданиях два десятка.
 Погост Чухчерьма,
Холмогорский р-н Арх. обл.
 Ильинская церковь 1657 г. Утрачена.
В основу сложной объемной композиции многоглавых церквей, по существу, положены те же куб, восьмерик на четверике и двадцатистенник.

Ильинская* церковь в Чухчерьме (1657 г.) близка к церквам, увенчанным шатром на крещатой бочке, но здесь переход от четверика к шатру маскируется не бочкой, а восемью главами, поставленными вокруг его основания. Такие же квадратные в плане срубы имеет и церковь в Шуе (XVIII в.) - под Петрозаводском и церковь в Оште (1791 г.), первая из которых является усложнением церкви в Пермогорье, а вторая - церкви в Палтоге.
Село Шуя, Прионежский р-н Карелии.
 Предтеченская церковь XVIII в. Сгорела в 1941 г.
Село Ошта, Оштинский р-н Вологодской обл.
 Никольская церк. 1791 г. Сгорела в ВОВ.
 Покровская церковь в Кижах (1764 г.) может быть в свою очередь названа усложнением церкви на Ишне, так как здесь, помимо среднего восьмерика с главой, на кровле большого восьмерика по его периметру поставлены еще восемь маленьких восьмеричков с главами.
Погост Кижи, Заонежский р-н Карелии. Покровская церк.
1764 г.
Наконец, наиболее сложному плановому приему - двадцатистеннику - отвечают и наиболее сложные по своим формам Преображенская церковь в Кижах (1714 г.) и церковь Вытегорского* погоста (1708 г.). Планы этих необычайных зданий ничем не отличаются от планов шатровых двадцатистенных церквей. Покрытие каждого прируба двумя расположенными одна над другой бочками повторяет такой же прием в церкви с. Уны. Восьмерик, каждая грань которого увенчана кокошником, виден на изображении одной церкви (Никитинской) на плане Тихвинского посада 1679 г.  Нашивные кокошники на диагональных гранях восьмерика отвечают таким же фронтончикам шатровых церквей прионежской школы. Самые верхи этих церквей повторяют ту же схему восьмерика на восьмерике, что и в церквах на Ишне и в Шижнеме.
Погост Кижи, Заонежский р-н Карелии.
 Преображенская церковь 1764 г.
 Погост Вытегорский, Вытегорский р-н Вологодской обл. Покровская церк. 1708 г. Утрачена.
Церкви эти, являясь синтезом конструктивных и художественных достижений предшествовавших им типов, заканчивают собою тот путь, который прошло деревянное культовое зодчество на Руси на протяжении XVII в.

Многоглавые соборы
Правда, первые летописные упоминания о многоглавых деревянных церквах относятся к очень раннему времени (13-главый Софийский собор в Новгороде, 989 г.). В позднейших деревянных многоглавых городских соборах многоглавие было следствием объединения в одно целое нескольких срубов, имевших каждый свое покрытие. Таковы 9-главый Архангельский собор в Шенкурске (1681 г.), где к 5-главому основному срубу здания присоединены четыре прируба, покрытых бочками, с главами на них, и 18-главый Воскресенский собор 1681 г., существовавший до 1854 г. в г. Кола, являющийся объединением трех 5-главых «на каменное дело» храмов.
Город Шенкурск, Арх. обл.  Михаило-Архангельский собор 1681 г. Утрачен.
Город Кола, Мурманская обл. Воскресенский собор 1681 г. Сгорел в 1854 г.
Таким образом, на основе немногих плановых типов (прямоугольный сруб с прирубами, восьмерик с двумя или четырьмя прирубами и, изредка, крещатый сруб), усложняя и дополняя их приделами, галереями и трапезными, поднимая здания на высокие подклеты и видоизменяя формы покрытий, русские зодчие достигли исключительного разнообразия в объеме и силуэте деревянных церквей. И если древнейшие клетские и шатровые церкви, простые и строгие, занимают в русском деревянном зодчестве такое же место, как и церкви Новгорода и Пскова - в каменном, то развитие позднейших церквей XVII-XVIII вв. от простейших шатровых до наиболее сложных ярусных и многоглавых составляет параллель с развитием каменных построек Москвы второй половины XVI в. и XVII в. Правда, в отличие от последних, где богатство целого достигалось в значительной степени с помощью усложнения детальной обработки, строители деревянных церквей XVII-XVIII вв. оперировали почти исключительно основными объемами зданий, неразрывно связанными с планом и конструктивными приемами.

Деревянные колокольни
В дереве, как и в камне, колокольни появились значительно позже церквей: насколько многочисленны изображения последних на рисунках иностранцев XVII в., настолько же редки там изображения колоколен. Даже в Москве начала XVII в., изображенной на Сигизмундовском плане, деревянные колокольни хотя и довольно многочисленны, но крайне примитивны: столб, увенчанный крышей, под которой висят колокола.

Простейшие типы колоколен
Близкая к этим простейшим типам колокольня сохранилась у часовни в Усть-Вые (XVII в.), но здесь устроен особый помост для звонаря, приподнятый на срубике и обнесенный перилами. Следующим шагом в их развитии было появление двух- и четырехстолбных колоколен (Усть-Паденга, Нижние Маркомусы), дававших возможность подвески большего числа колоколов.
Дер. Усть-Выя,
Верх.-Тоёмский р-н
Арх. обл.  Шатровая час. с колокольней XVII в. Разобрана в 40-х годах.
Село Усть Паденга,
 Ровденский р-н Арх. обл.
 Воскресенская церк. 1675 г. Утрачена.
Значительный вес последних заставил зодчих поставить еще пятый столб посредине, что, кроме того, облегчило устройство кровли.

Пяти- и девятистолбные колокольни
Такой уже вполне развитой «пяти-столбной» колокольней является колокольня в Кимже (1763 г.), увенчанная не низкой кровлей, но шатром с главой.
Село Кимжа,
Мезенский р-н
Арх. обл. 
Колокольня 1763 г. Утрачена.
Село Ракулы,
 Холмогорский р-н
Арх. обл.
 Колокольня XVII в. Утрачена.
Еще более сложной и законченной является также квадратная в плане, но девятистолбная колокольня в Ракулах (XVII в.) с ее единственным в своем роде пятишатровым верхом. В своем первоначальном виде эти колокольни обладали совершенно открытой конструкцией несущих частей.

Восьмигранные колокольни
Во всех остальных, дошедших до наших дней деревянных колокольнях несущие столбы окружены срубами, закрывающими их до яруса звона. Такова, например, колокольня в Цывозере (1658 г.), также девятистолбная, но восьмиугольная в плане, что более отвечает покрытию ее шатром. Дальнейшими усовершенствованиями были устройство переводов - балок, врубавшихся в нижние венцы сруба с внутренней стороны, на которые опирались несущие стойки колокольни, и увеличение числа столбов в больших восьмиугольных колокольнях до семнадцати (Кулига, XVI в. (?)).
Село Цывозеро, Красноборский р-н Арх. обл.
 Колокольня 1658 г. Утрачена.
Село Кулига (Дракованово), Красноборский р-н Арх. обл. Колокольня XVI в. Сейчас в музее "Малые Корелы". Село Улялега, Сямозерский р-н
Карелии.  Часовня с колокольней XVIII в. Утрачена.
Начиная с конца XVII в., стали появляться и колокольни, связанные с церковью, причем в некоторых случаях у них вместо восьмерика делался шестерик (Ишня, 1687 г., рис. 360, Согинцы, 1696 г.). Подобные же колокольни были и у часовен: большею частью маленькие, вырастающие непосредственно над двускатной кровлей, а иногда и большие, совершенно подавляющие своими массами часовню (Улялега).

Как в церквах, так и в колокольнях красота целого достигалась, в первую очередь, хорошо прорисованным силуэтом и найденными пропорциями здания, а дополнительная декорация играла второстепенную роль, сосредоточиваясь главным образом в верхних частях (резьба верхних открытых частей столбов, прорезные доски перил, подзоры кровель и лемех или тес с вырезными концами, покрывавший шатер).

Внутренняя архитектура деревянных церквей
Характерное для русского деревянного зодчества сочетание грандиозности объемов зданий с нежной и тонкой трактовкой деталей сохраняется и во внутренней архитектуре деревянных церквей. Но если во внешнем виде их преобладает первое начало, то внутри доминирует второе. Этому способствуют большее количество рельефной и красочной декорации внутри церквей и гораздо меньшие, по сравнению с наружными объемами, размеры их внутренних пространств.

Переход от строгой и сдержанной внешней архитектуры храмов к более богатой внутренней совершался постепенно: низенькая и простая по своему убранству паперть вела сначала в более обширную, более высокую и обладавшую более богатым убранством трапезную, откуда можно было попасть и в самую церковь -- еще более высокое помещение, где богатство убранства достигало наивысшей степени.
Село Пучуга,
Петропавловская церковь 1698 г. Утрачена.
Село Верховье, Богородицкая церк.
XVII в. Утрачена.
В паперУти часто вся декорация сводилась к скромной резьбе наличника двери, ведущей в трапезную или церковь. Трапезную украшали резные столбы, поддерживающие балки потолка, «опушенные» резным тесом лавки, длинные и низкие окна с решетками, прорезанные в стене, отделяющей ее от церкви, и ведущая туда дверь с резным и расписным наличником.  Наконец, в самой церкви главное внимание зодчего было сосредоточено на расположенном у восточной стены иконостасе, который, независимо от того, был ли он тябловым, т. е. в виде ряда «тябл» - горизонтальных, украшенных росписью полок, на которые ставились иконы, или в виде стены, расчлененной на несколько ярусов раскрепованными антаблементами, опирающимися на колонки, богатством своих форм и красок превосходил все остальное убранство церкви.
Погост Озерской
 Ленингр. обл. 
Успенская церк. 1669 г.
Село Турчасово,
Благовещенская церк. 1795 г. Утрачена.
Хорошим дополнением к иконостасам были расписные (наподобие тябл) балки устроенных «небом» потолков, клиросы, напоминавшие порою нижнюю подоконную часть галерей или украшавшиеся более богато резьбой и росписью, резные и расписные киоты и полки для икон, висячие и стоячие подсвечники, аналои для икон и богослужебных книг и свечные лари. Все это выполнялось из дерева и, независимо от скромности или богатства их отделки, украшалось с тем же тактом и тем же пониманием свойств материала, что и наружные детали зданий.

Навесы над крестами и надмогильные памятники
То же следует сказать о примитивных часовнях в виде крестов под навесами, стоящих на деревенских улицах, на перекрестках дорог, у мостов и т.д., красота которых создавалась найденными пропорциями навеса и и скромной резьбой, украшающей столбы и подзоры кровли, а также о надмогильных памятниках (столбиках, голубцах).
Дер. Колежма, Архангельская обл.
Придорожная часовня с крестом под навесом.
Последние в простейшем виде представляли собой врытые в землю столбы, покрытые двускатной кровлей из двух тесин, под свесом которой укреплялась литая или резная икона. Позднее эти столбы (достигавшие 2 м высоты и 20-25 см толщины) стали украшаться резьбой наподобие круглых столбов крылец и трапезных. Другие памятники изготовлялись не из круглого бревна, но из толстой доски, украшенной порезками, придававшими им большею частью форму балясины с крючкообразными кронштейнами, поддерживающими сделанную наподобие киота верхнюю часть. Кровля памятника, подражая кровле жилого дома, воспроизводила в миниатюре ее причелины и охлупень, и памятники эти, ярко раскрашенные, производили среди хвойного леса, каким является хотя бы кладбище г. Кеми, впечатление фантастического сказочного городка.

Заканчивая этот краткий очерк развития русского деревянного культового зодчества, следует отметить, что в нем почти не встречается форм, неизвестных зодчеству гражданскому или крепостному.

Одинаковы рубленые стены изб и церквей, прорезанные одинаковыми окнами и дверями; одинаковы по конструкции и убранству их крыльца, и те же самые кровли на курицах и потоках покрывают как избы, так и церковные трапезные.

Восьмериком рубились не только церкви, но и крепостные башни; церковные галереи из стоек с забиркой досками ничем не отличаются от «чердаков» хором, имевших такие же клинчатые, бочечные, шатровые и кубоватые кровли, как и церкви.

Поэтому памятники деревянного культового зодчества имеют особое значение, так как они сохранили ряд форм, применявшихся некогда и в гражданских постройках, и только они, насчитывающие нередко по 200-300 лет существования, могут дать известное представление о деревянном зодчестве древней Руси в целом - об ее исчезнувших хоромах, дворцах и крепостях.

Деревянные церкви, то мощные и строгие, то замысловатые и торжественные, безупречные по пропорциям и силуэту и полные сдержанного благородства в деталях, являются самыми замечательными из дошедших до наших дней памятников русского деревянного зодчества.

Примечания:
1. Из книги С.Забелло, В.Иванов, П.Максимов. Русское деревянное зодчество. М., 1942. (электронный вариант). С небольшим сокращением.
2. Иллюстрации памятников - из  первоисточника.
3. Названия деревень, сел и памятников взяты из книги без изменений (на период написания книги - М.З.).
4. * Памятник утрачен.

5. Данные об судьбе памятников - из интернета.
6. Материалы Архнадзора по этой же книге смотри здесь:

- Русское дерево:  клетские церкви.
Русское дерево - 2: шатровые храмы Архангельской области.
- Русское дерево - 3: шатровые храмы (кроме Арх. обл.) и колокольни.
- Русское дерево - 4: кубоватые церкви.
- Русское дерево - 5: многоглавые храмы Русского Севера.